Банкротство бортич

Правовое регулирование наблюдения в процессе банкротства Бортич Андрей Валерьевич

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Бортич Андрей Валерьевич. Правовое регулирование наблюдения в процессе банкротства : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.03 : Москва, 2002 164 c. РГБ ОД, 61:02-12/984-2

Содержание к диссертации

Правовая природа несостоятельности (банкротства) стр. 13

Правовая регламентация процедуры наблюдения в стр. 30

законодательстве о банкротстве.

2Л. Особенности правового регулирования банкротства в стр.30

законодательстве зарубежных стран.

1. Континентальное право (Германия) стр. 30

2. Англо-саксонское право стр. 34

2-2, Становление и развитие отечественного законодательства о

стр. 39 банкротстве

2,3. Анализ действующего законодательства о банкротстве и стр.48 соответствие его отдельных положений кодифицированным правовым актам РФ.

стр.89 Правила применения законодательства о банкротстве, в

частности, норм о наблюдении.

3-1. Особенности судебной практики в применении норм стр. 89 Закона о банкротстве

3.2. Проблемы взаимодействия юридической нормы и экономической реальности

Введение процедуры наблюдения с jqq

Осуществление управления предприятием-должником в

ходе процедуры наблюдения ^- ^

3.5. Первое собрание кредиторов стр, 114

3.6. Предложения по совершенствованию российского стр. 128
законодательства о банкротстве

Введение к работе

Проблема банкротства должника, не исполняющего свои обязательства — одна из наиболее актуальных проблем гражданского права на протяжении многих столетий, поскольку она самым непосредственным образом связана с развитием товарно-денежных отношений и становлением договора как инструмента гражданского оборота.

При неисполнении должником обязательств кредитор имеет право получить удовлетворение своих требований путем обращения взыскания на любое имущество должника. Это, во-первых, может стать непреодолимым препятствием ддя продолжения функционирования предприятия-должника; во-вторых, не дать возможности другим кредиторам, срок исполнения обязательств которым наступил позже, удовлетворить свои требования. «Для предупреждения преимуществ на стороне первого кредитора, приступившего ко взысканию, устанавливается порядок возможно более равного и справедливого распределения имущества должника между всеми его кредиторами». 1 Такой порядок устанавливается в рамках производства о несостоятельности и направлен на обеспечение интересов как кредиторов, так и самого должника, который получает возможность при некоторых условиях восстановить свою платежеспособность.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», введенный в действие с 1 марта 1998 г, (далее — «Закон о банкротстве») 2 , не дает ответов на многочисленные вопросы, которые возникают в процессе правоприменительной практики. Одним из них является вопрос, касающийся практического применения процедуры наблюдения в процессе банкротства, который заслуживает наибольшего внимания с точки зрения диссертанта,

1 Г,Ф. Шершеневич. Курс торгового права* М.. 1912. С, 148.

Наблюдение — одна из процедур банкротства, применяемая к должнику с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом до момента, установленного Законом о банкротстве (принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, или введения внешнего управления, или утверждения мирового соглашения, или отказа в признании должника банкротом), в целях обеспечения сохранности имущества должника и проведения анализа финансового состояния. Указанная процедура вводится арбитражным судом на 3 месяца с момента принятия им заявления о банкротстве, с возможным продлением до 5 месяцев.

Следует обратить внимание на то, что суд не во всех случаях назначает наблюдение. Оно не вводится в отношении ликвидируемого юридического лица, отсутствующего должника, организаций, осуществлявших незаконную деятельность по привлечению денежных средств, а также граждан.

Исследование, проведенное автором в рамках диссертационной работы, позволяет убедительно показать, что понимание сущности процесса несостоятельности и корректное применение всех процедур банкротства (наблюдения, внешнего управления и конкурсного производства) в условиях нестабильности общества и экономического кризиса, дает новые возможности и демонстрирует конкретные рычаги социального управления, направленного на снижение негативных экономических проявлений и направлено на аісгивизацию деятельности участников гражданского оборота.

Отмеченные обстоятельства позволяют считать тему настоящей работы весьма актуальной как с точки зрения анализа основных положений процедуры наблюдения в процессе банкротства, так и с точки зрения практики правовой регламентации указанных отношений,

2 Собрание законодательства Российской Федерации- 1998. Xs 5. Ст. 222.

Цель _и задачи исследования- Целью предлагаемой вниманию диссертационной работы является систематизированный анализ проблем, связанных с процедурой наблюдения в процессе банкротства, выявление недостатков действующего законодательства о банкротстве и разработка предложений по его совершенствованию.

Для достижения поставленных целей решались следующие

Анализ несостоятельности как правовой категории.

Обобщение исторического российского и зарубежного опыта, связанного с законодательством о банкротстве.

Анализ законодательства о несостоятельности и банкротстве с точки зрения его соответствия требованиям времени.

Определение и установление особенностей практического применения законодательства о банкротстве.

Изучение теоретических и практических проблем, связанных с процедурой наблюдения в процессе банкротства.

Разработка положений по совершенствованию законодательства о банкротстве.

Теоретическая основа исследования.

Теоретическую основу составляют труды таких ученых дореволюционной России, как; Бардзкий А.Э, Бертгольд Г.В, Гальперин СИ., Гольмстен А.Х., Гуляев А.И., Дмитриев М.Н, Добровольский А.А-, Загоровский А., Кавелин К.Д., Колачев Н.В., Первиц Э. Э., Петражицкий Л. И., Растеряев Н, Г., Садовский B.C., Трайнин А. П., Шершеневич Г. ф. и другие.

Наряду с этим автором изучены и проанализированы труды таких ученых-цивилистов, как: Агарков М. М„ Александров Н. Г., Алексеев С. С, Баканов М И., Басин Ю, Г., Бончковский Н.ч Братусь С. Н-ч Васильев Е.А., Вебере Я. Р., Грибанов В. П„ Иоффе О, С, Калашников В. А., Киперман Г, Я.9 Клейнман А.Ф„ Корельский В. М, Костюк Н- Н.ч Лопатин В. В., Неюгодина Е. JL Ойгензихт В. А., Павлодский Е. А., Слесарев В. Л., Соловьева В. Н.ч Степанов В., Фалмер Р. М., Хойер В,, Хушз М. X., Чистяков О.И., Шеленкова Н.Б,. Шеремет А. Д,, Шимшарева Т. П. и других.

Также в работе использованы труды таких иностранных ученых, как: Bailey Е.т Fletcher L, Prentice D , Rose N., Saving AM Sealy L., Segal N.h ряда других.

В работе также использовались материалы практики арбитражных судов Российской Федерации, были изучены и проанализированы конкретные дела.

Научная новизна работы. Проведенное исследование позволило акцентировать внимание на процедуре наблюдения как на одной из важнейших стадий банкротства, являющейся, по сути, ключевым моментом в дальнейшей «судьбе» участников процесса банкротства. Кроме того, теоретические выводы, сделанные диссертантом в работе, позволили вынести на обсуждение некоторые предложения по изменению законодательства о банкротстве. Данные предложения учитывают особенности применения законодательства о банкротстве на практике, позволяют избежать проблемы «двойного толкования» норм Закона о банкротстве и, с точки зрения диссертанта, позволят предогвращать многие нарушения законодательства о банкротстве.

На защиту выносятся следующие положения и выводы данного исследования:

С точки зрения права несостоятельность представляет собой юридический факт-состояние, ибо обладает сильным «составообразующим действием». В основе несостоятельности субъекта лежит институт обязательственного права — квалифицированная просрочка должника. Основанием привлечения неисправного должника к юридической ответственности является санкция в виде принудительной ликвидации юридического статуса субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность, посредством открытия конкурсного производства. Фактическим основанием является совершение «delicto privata» -гражданского правонарушения.

Некоторые нормы Закона о банкротстве противоречат нормам других законов. В ГК РФ сформулированы общие идеи и направления, которые должны быть развиты в Законе о банкротстве. При разработке органического закона необходимо неукоснительно соблюдать положение ст. 3 ГК РФ: нормы нрава, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ. Однако, отдельные положения Закона о банкротстве не соответствуют ГК РФ. Например, Закон о банкротстве позволяет признавать банкротом любого гражданина, в том числе и того, кто не занимается предпринимательской деятельностью- Однако, согласно ГК РФ (ст. 25) объявить банкротом можно индивидуального гражданина-предпринимателя. Учитывая, что нормы ст. 25 ГК РФ законодатель включил в Главу 6 Гражданского кодекса «Граждане (физические лица)», становится очевидным, что Гражданский кодекс подразумевает банкротство гражданина как субъекта предпринимательской деятельности. Таким образом, до внесения в ГК РФ соответствующих изменений и дополнений Закон о банкротстве в этой части применяться не должен.

3- Некоторые расхождения имеются и между Законом о банкротстве и Арбитражным процессуальным кодексом РФ (далее — «АПК РФ»)- Так, в ст. 44 Закона о банкротстве (кстати, со ссылкой на АПК РФ) предусмотрены меры по обеспечению требований кредиторов. Среди них такая новая мера, как обязание должника передать ценные бумаги и другие ценности на хранение третьим лицам. А в ст. 76 АПК РФ указаны традиционные меры обеспечения иска, причем их перечень является закрытым и передачи имущества на хранение третьим лицам среди них нет. Нельзя исключить того, что предлагаемое Законом о банкротстве новшество само по себе правильное, но АПК РФ оно противоречит, поэтому, по мнению диссертанта, применяться не должно,

Общее для всех оснований отказа в принятии заявления (стЛ07 АПК РФ) то, что суд, не рассматривая дела но существу, проверяет, соблюдены ли формальные правила подачи заявления. А для того, чтобы отказать в принятии заявления по основанию, указанному в ст. 42 Закона о банкротстве, суду придется уже начать разбираться в деле по существу. Такое нововведение, по мнению диссертанта, противоречит самой идее отказа в принятии заявления как правового института. Коллизия возникает и при соотнесении между собой положений ст. 124. 127, 128 Закона о банкротстве и ст. 85 АПК РФ. По общему правилу, если мировое соглашение судом утверждено, производство по делу подлежит прекращению, и вторичное рассмотрение этого же спора не допускается. А в соответствии с Законом о банкротстве мировое соглашение можно признать недействительным (кстати, ни сроки такого признания, ни конкретный его порядок законом не предусмотрены), и тогда производство по делу возобновляется,

В результате принятия Закона о банкротстве основная экономическая задача института банкротства не выполнена, а именно не создано механизмов, гарантирующих выделение эффективного

собственника. Закон о банкротстве позволяет заменить одного собственника другим, однако такая замена не отвечает указанной задаче. Представляется, что единственным выходом из сложившейся ситуации является создание специального хозяйственно-организационного механизма, который бы в рыночных условиях с учетом российской их специфики увязывали интересы всех участников банкротства. Именно такие механизмы необходимо закрепить законодательно.

6. Диссертант предлагает изменить некоторые положения Закона о банкротстве и дополнить его новыми нормами, а именно:

6.1. исключить из п.2 ст.45 Закона о банкротстве положение о том, что должник может указать в отзыве «доказательства удовлетворения требований заявителя в случае их признания должником»;

6.2 дополнить перечень оснований к отказу в утверждении
мирового соглашения, предусмотренный ш2 ст_125 Закона о банкротстве,
перечнем оснований для признания мирового соглашения
недействительным, предусмоіренньїм ст. 127 Закона о банкротстве.
Соответственно стЛ27 Закона о банкротстве предлагается исключить из
текста закона;

6.3 первое предложение п.З ет.46 Закона о банкротстве
изложить в следующей редакции: «Заседание арбитражного суда по
проверке обоснованности возражений должника и временного
управляющего проводится в срок не позднее даты проведения первого
собрания кредиторов». Также предлагается дополнить п.З ст.46 Закона о
банкротстве следующим положением: «Рассмотрение возражений должника
и временного управляющего производится судом в сроки, предусмотренные
статьей 55 настоящего Федерального закона», а первое предложение п.1
ст.64 Закона о банкротстве изложить в следующей редакции: «Временный
управляющий определяет дату проведения первого собрания кредиторов и

уведомляет об этом всех выявленных кредиторов и арбитражный суд не позднее, чем за две недели до даты проведения собрания»;

дополнить п.2 ст.63 Закона о банкротстве следующим положением: «Временный управляющий имеет право представить в арбитражный суд возражения по требованиям кредиторов^ неправомерно признанных должником» в том случае, если размер денежных обязательств по таким требованиям не подтвержден вступившим в законную силу решением суда». Предлагается также изложить п.З ст.63 Закона о банкротстве в следующей редакции: «Требование кредитора, по которому должником или временным управляющим не представлены возражения в срок, предусмотренный п.2 настоящей статьи, признается установленным в размере, заявленном кредитором.», а п.5 ст.4 Закона о банкротстве изложить в следующей редакции: «В случаях, когда должник или временный управляющий оспаривает требования кредиторов. »;

п,2 ст.60 Закона о банкротстве дополнить следующими положениями; «В таком требовании временный управляющий вправе установить органам управления должника срок для предоставления информации. При невыполнении требований временного управляющего, а также в случае нарушения сроков предоставления информации руководитель должника может быть отстранен от должности в порядке, предусмотренном п.4 ст.58 настоящего Федерального закона»;

дополнить предусмотренный п,3 ст.58 Закона о банкротстве перечень решений, принимать которые должник не вправе, следующим положением: «органы управления должника не вправе принимать решения о перевыборах органов управления должника»;

6 J дополнить п.1 ст.60 Закона о банкротстве положением о

том, что временный управляющий вправе «требовать от должника обеспечения условий деятельности как самого временного управляющего,

так и иных лиц, привлеченных им на договорной основе для обеспечения осуществления полномочий арбитражного управляющего в порядке, предусмотренном статьей 20 настоящего Федерального закона,».

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что положения и выводы, сформулированные на основе исследования, имеют целью способствовать совершенствованию российского законодательства о банкротстве, более качественному правовому регулированию отношений в области производства дел о несостоятельности; ич в частности, в одной из важнейших процедур банкротства — процедуре наблюдения- Они также могут быть использованы при разработке проектов нормативных актов по вопросам, связанным с банкротством юридических лиц.

Содержащийся в диссертации материал может быть использован в процессе преподавания курса гражданское право», спецкурсов «правовое регулирование банкротства юридических лиц», а также может являться пособием по данной тематике для студентов, аспирантов и специалистов, интересующихся законодательством о банкротстве.

Апробация результатов исследования. Основные тезисы и взгляды автора были освещены на научно-практических конференциях («Бизнес на банкротствах. Предпринимательская этика в России». Москва, 7.12.2001 г.ч Всероссийская научно-практическая конференция «О государственном регулировании процедур несостоятельности (банкротства) в условиях современной российской экономики» (Рязань, 17-18 мая 200] г.), отражены в публикациях («Банкротить теперь можно всех»* «Парламентская газета», № 137(517), 22-06.2000 г.ч «Законодательство о банкротстве как следствие процесса приватизации в России», журнал «Приватизация в России», № 3, 2000 г., «Процедура наблюдения как одна из

Читайте так же:  Куда обращаться если судебные приставы бездействуют

важных составляющих арбитражного процесса, связанная с банкротством предприятия», журнал «Управление собственностью», № 1, 2002 г.) и на круглых столах по проблемам банкротства («Этика бизнеса. Нечестные банкротства», Москва 23.10.2001 г.), семинарах («Банкротство предприятий: законодательство и практика», Москва, 15-16 октября 2000 г.; «Практика применения арбитражными судами законодательства о банкротстве», Москва, РАГС при Президенте РФ, 29-30 января 2002 п), освещалась диссертантом в рубрике «Банкрот» на канале Общественного Российского Телевидения.

Работа обсуждена на кафедре гражданского права Российского Государственного института интеллектуальной собственности.

Структура._диссертащшнной работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, библиографии.

Банкротство бортич

&nbspВсе, что вы боялись узнать про банкротство

Нынешний год наверняка будет урожайным на банкротства. Прекратят свое существование многие крупные банки и компании. Их мелкие кредиторы будут ходить по судам как на работу, но в итоге все равно потеряют практически все свои деньги. Если, конечно, сами себе не помогут. Специальный корреспондент «Ъ» Глеб Пьяных, который внимательно следит за тремя скандальными банкротствами — Токобанка, Инкомбанка и телекомпании ОРТ, рассказывает, как обманывают мелких кредиторов в процессе банкротства их должников и как они могут избежать обмана.

Моя главная рекомендация мелкому кредитору: ничем не возмущайтесь и ничему не удивляйтесь. Иначе у вас нервы не выдержат — в процессе банкротства незаконно будет почти все.
Судите сами. Взять, скажем, Инкомбанк. Его дело началось с заявления частного вкладчика Павла Черновалова, который фальсифицировал часть документов (см. «Коммерсантъ-Деньги» #46, 1998 г.). Служба безопасности банка представила суду доказательства того, что документы фальсифицированы, однако суд их игнорировал.
В процессе Токобанка, который длится уже девять месяцев, таких случаев еще больше. Временный управляющий банком Владимир Лимонов даже вписал в реестр кредиторов пять кипрских фирм, которым Токобанк якобы должен $201 млн (для сравнения: всем иностранным банкам Токобанк должен около $300 млн). Собрание кредиторов руководствовалось именно фальсифицированным реестром, и люди временного управляющего имели, разумеется, большинство голосов. И решили все так, как им надо. Один из иностранных кредиторов — Dresdner Bank подал в арбитражный суд иск о признании результатов собрания недействительными, но судья даже не стал его рассматривать. И хотя позже кипрских лжекредиторов из реестра исключили, дело было сделано — «могильщики» «Токо» сохранили власть в банке и его банкротство пошло своим чередом. Кстати, весной начнется заключительный этап растаскивания Токобанка — распродажа его активов.
Примеры можно продолжать. Отсюда вопрос: что же делать мелким кредиторам в случае банкротства крупной компании?

Временное управление
Банкротство юридического лица проводят в три этапа. Первый называется наблюдением. В это время в банк, если называть вещи своими именами, приходит «мафия».
Этот этап начинается с решения суда о начале процедуры банкротства. Решение принимается по заявлению кого-либо из кредиторов, которому будущий банкрот более трех месяцев должен как минимум 500 минимальных зарплат. Но если вы мелкий кредитор, даже не надейтесь, что вам легко удастся обанкротить крупную компанию. Скорее всего, вас опередят.
Возьмем для примера дело Токобанка. Подавать заявление о банкротстве банка можно только после отзыва у него лицензии. Лицензию у «Токо» отобрали 1 сентября 1998 года. В тот же день некое АО «Трелл» подало заявление о банкротстве банка. Но вот что интересно: необходимую в этом случае госпошлину АО уплатило еще 28 августа. То есть заявители, скорее всего, обладали инсайдерской информацией о грядущем отзыве лицензии.
Но даже если вы, мелкий кредитор, окажетесь проворнее всех, вы все равно вряд ли инициируете процесс банкротства. Потому что суд подыгрывает арбитражным специалистам. Про Инкомбанк я уже упоминал. А вот другой пример. Накануне суда о банкротстве ОРТ компания получила от правительства кредит в $20 млн. И тут же уплатила долг компании МАК, которая подала на ОРТ в суд. Однако судья отказался даже отложить рассмотрение дела телекомпании и начал процесс банкротства.
Главным итогом первого суда по банкротству юридического лица является назначение временного управляющего. Это и есть представитель «мафии», захватывающей потенциального банкрота. Об одной из них мы уже рассказывали (см. «Коммерсантъ-Деньги» ##46 и 47, 1998 г.) — это группа арбитражных управляющих под руководством Андрея Бортича. Он и не скрывает, что банкротство — его бизнес. Его человек Павел Черновалов стал временным управляющим ОРТ, его же человек Владимир Лимонов — временным управляющим Токобанком. Эта же группа хотела получить в свои руки и Инкомбанк (именно Черновалов подавал заявление о банкротстве), но суд отдал процесс на откуп другой команде. Мелким кредиторам от этого не легче.
На кого работает арбитражная команда? В разных случаях по-разному. В деле Токобанка она, на мой взгляд, работает на одного из его акционеров — торговца металлом Михаила Живило. Подтверждений много. Например, такое: Живило возглавляет то самое АО «Трелл», учредителем которого являются две кипрские фирмы-лжекредиторы, вписанные в реестр акционеров банка.
Однако вернемся к технологии банкротства. После назначения временный управляющий в течение трех месяцев осуществляет наблюдение, и его главная задача — составить реестр всех кредиторов компании. Временный управляющий имеет колоссальные полномочия. Без его ведома невозможно получение кредитов компанией и никакие крупные сделки (на сумму более 10% стоимости активов). Он даже может уволить гендиректора компании. Поэтому руководство компании сразу старается найти с внешним управляющим взаимопонимание. И, как правило, находит. Вот, например, Инкомбанк за три месяца очень неплохо сработался с временным управляющим Владимиром Алексеевым. 29 января на суде мелкие кредиторы поставили ему в вину то, что он не контролирует зарубежные счета и собственность банка (см. «Коммерсантъ-Деньги» #4, 1999 г.). Но руководство банка выразило удовлетворение работой временного управляющего. Если же руководство должника оказывается недостаточно сговорчивым, его увольняют. Например, в октябре временный управляющий Токобанком Владимир Лимонов уволил президента банка Павла Нефидова.
На этапе наблюдения запрещен расчет с любыми кредиторами должника — чтобы «не допустить растаскивания активов». Только всесильный временный управляющий позволяет себе вольности. Например, 27 октября 1998 года временный управляющий Токобанком пролонгировал до 2001 года кредит на $12,8 млн, выданный банком Новосибирскому оловянному комбинату. Бывший президент банка Нефидов уверен, что эту сделку удастся оспорить в суде. Но когда еще будет этот суд? А весной начнутся аукционы по продаже имущества и кредитного портфеля Токобанка. И тогда долг Новосибирского оловянного комбината будет продан (скорее всего, самому же комбинату).
Мелкие кредиторы остановить растаскивание активов не в состоянии — они изо всех сил стараются хотя бы уследить за происходящим. Я общался со многими кредиторами Инкомбанка и Токобанка. Кстати, их претензии кажутся мелкими лишь по сравнению с сотнями миллионов долгов иностранным банкам, но каждому должны несколько миллионов долларов. Это небедные люди, и они обладают определенными возможностями и связями. Благодаря которым добывают много полезной информации. Но она пока не помогла им реально повлиять на процесс банкротства.

Внешнее управление
Второй этап банкротства начинается с собрания кредиторов. Это, пожалуй, ключевой момент в процессе. Тут решается, что, собственно, будет с компанией-должником. Вариантов три. Первый — полноценное банкротство и распродажа компании в течение года. Второй — мировое соглашение с кредиторами, которые готовы получить лишь часть своего долга. Третий — внешнее управление компанией в интересах кредиторов (внешний управляющий как раз и должен зарабатывать деньги для кредиторов, которые как бы подменяют собой акционеров). На своем собрании кредиторы являются реальной силой — на их решения не может повлиять никакой суд. Но команда временного управляющего старается манипулировать собравшимися.
Яркий пример — собрание кредиторов Токобанка 19 октября 1998 года. Массовку собрали в Центре международной торговли. Примерно полтора часа шла регистрация участвующих в собрании. Успели зарегистрировать около трехсот из тысячи кредиторов Токобанка. После этого временный управляющий банком Владимир Лимонов принял решение прекратить регистрацию и начал собрание. Вел его уже знакомый нам Андрей Бортич. Для начала была выбрана счетная комиссия — 15 человек, предложенных Бортичем (массовка кредиторов по старой советской привычке проголосовала «за» без обсуждения). Затем голосовали по регламенту. Тут выяснилось, что иностранцы имеют всего 20% голосов, хотя на них приходится более половины всего долга «Токо». В зале ропот. Руководитель счетной комиссии подошел к Бортичу и что-то шепнул ему на ухо. И тогда Бортич объявил: «Счетная комиссия вносит уточнение. Иностранные кредиторы имеют 37% голосов». С этой цифрой иностранцы скрепя сердце согласились. Тогда они еще не знали, что накануне собрания Владимир Лимонов вызвал нескольких сотрудников, после чего в списке кредиторов и появились уже упомянутые кипрские фирмы, которым Токобанк якобы должен $201 млн. И, как уже было сказано, попытки иностранцев судиться ни к чему не привели.
На собрании было решено три ключевых вопроса: Токобанк был признан несостоятельным; был назначен совет кредиторов (трое из семи его членов — представители фирм, так или иначе связанных с Михаилом Живило); конкурсным управляющим Токобанка стал Андрей Федотов , главбух одной из фирм Живило.
— На самом деле Токобанк до сих пор состоятелен,— заявил мне его бывший президент Павел Нефидов.— Наши активы и имущество стоят порядка $500 млн, а долги составляют около $400 млн. Я понимаю, вы, зная, что уже с мая прошлого года Токобанк лихорадит, не поверите этим цифрам. И я не собираюсь вас переубеждать, просто хочу обратить ваше внимание на одну вещь. На собрании кредиторов был зачитан отчет временного управляющего Лимонова. Кредиторы слышали его впервые. В нем была масса цифр, которые невозможно уловить со слуха. И как можно было, прослушав доклад, принимать решение о банкротстве банка? Надо было хотя бы заранее раздать его кредиторам. Но это было не в интересах команды временного управляющего.
Кстати, Бортич очень хитро организовал голосование по всем вопросам собрания кредиторов «Токо». Никто не поднимал руку, так что никто в принципе и не мог видеть, как решаются принципиальные вопросы. Каждому голосующему кредитору раздали бюллетень (его копия прилагается), куда надо было вписать ответы на все вопросы повестки дня. Потом бюллетени собрали, счетная комиссия все подсчитала и около полуночи объявила результаты. А на следующий день бюллетени были уничтожены.
— Нормальные кредиторы не должны допускать такой формы голосования на собрании ни при каких условиях,— считает Нефидов.— Однако для этого кредиторы должны заранее выработать единую стратегию поведения на своем собрании.

Самоуправление
Возможно ли в принципе единство кредиторов? Кредиторы «Токо» и «Инкома» признавались мне, что не доверяют друг другу.
— Каждый из мелких кредиторов опасается, что конкурсным или внешним управляющим будет назначен представитель другого мелкого кредитора,— считает представитель одного из кредиторов Инкомбанка адвокат Евгений Тарло.— В идеале, конечно, контроль за ситуацией должен перейти к некой абсолютно беспристрастной силе. Которой на данный момент в России, естественно, нет.
Однако адвокат другого кредитора Инкомбанка, пожелавший остаться неназванным, заявил мне, что у него есть план:
— Я считаю, что кредиторы должны добиваться того, чтобы контроль за ситуацией перешел к одному из крупных иностранных банков. Лучше всего немецкому — это педанты, и они привыкли проводить процедуры банкротства предельно цивилизованно. Пока я не выступил открыто с этим предложением перед кредиторами Инкомбанка — слишком уж тонкое это дело. Другие кредиторы будут подозревать, что я работаю не на всех, а только на себя или на кого-то, кто за мной стоит. И пока я веду консультации с немецкими банками о том, чтобы кто-либо из них «освятил» эту инициативу своим именем. Ну, например, Dresdner Bank.
Иными словами, этот адвокат предлагает, чтобы немецкий банк объявил о том, что он ведет свой, альтернативный реестр кредиторов Инкомбанка. Разумеется, этот реестр не будет иметь никакой юридической силы. Однако никто не запрещает кредиторам провести альтернативное собрание, на котором они могут принять ключевые решения и добиваться их исполнения. Для этого все они должны выдать доверенности на представление своих интересов на настоящем собрании кредиторов кому-то одному — ну, скажем, представителю того же Dresdner Bank.
— Это единственный способ противостоять манипуляциям команды временного управляющего на собрании кредиторов,— уверен автор инициативы.— А для немецкого банка это еще и возможность назначить своего конкурсного управляющего.
В общем, для кредиторов Инкомбанка еще не все потеряно. В конце февраля — начале марта пройдет настоящее собрание его кредиторов. Это последний шанс для иностранцев и любых других кредиторов перехватить инициативу в процессе банкротства. Потом будет поздно. Начнется заключительный этап банкротства — подготовка к распродаже имущества и активов.
А кредиторы Токобанка свой шанс уже упустили, хотя они еще предпринимают некоторые усилия. Например, в конце января три члена совета кредиторов банка (представители иностранных банков) вышли из совета кредиторов в знак протеста против деятельности команды Бортича. Однако кворум все равно есть: оставшиеся четыре члена совета — единомышленники Бортича.
Сейчас в Токобанке завершается подготовка к распродаже активов и имущества — по словам сотрудников банка, команда временного управляющего очень торопит их. К началу марта они подготовят ликвидационный баланс банка, после чего начнется распродажа — на специальных аукционах. Будет выручено некое количество рублей, которое аккумулируют на счете временного управляющего (будто в насмешку над кредиторами эти рубли называются конкурсной массой). Когда распродажа закончится, накопившаяся масса будет поделена между кредиторами. Им остается только молиться, чтобы к тому времени не слишком сильно вырос курс доллара. Ну а потом кредиторы могут судиться по делу о банкротстве хоть всю оставшуюся жизнь.

Читайте так же:  Штраф за несвоевременную замену паспорта 45 лет

———————————————————
НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ БАНКРОТСТВА В БАНК ИЛИ КОМПАНИЮ ПРИХОДИТ «МАФИЯ» — В ЛИЦЕ ВРЕМЕННОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО И ЕГО КОМАНДЫ. ОНИ БУДУТ РАБОТАТЬ В ИНТЕРЕСАХ ОДНОГО-ДВУХ КРУПНЫХ АКЦИОНЕРОВ
ВТОРОЙ ЭТАП БАНКРОТСТВА БАНКА ИЛИ КОМПАНИИ НАЧИНАЕТСЯ С СОБРАНИЯ КРЕДИТОРОВ. НА РЕШЕНИЯ КРЕДИТОРОВ НЕ МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НИКАКОЙ СУД. ОДНАКО ВРЕМЕННЫЕ УПРАВЛЯЮЩИЕ ВСЕ-ТАКИ МОГУТ
ЧТОБЫ НА ТРЕТЬЕМ ЭТАПЕ БАНКРОТСТВА — ВО ВРЕМЯ РАСПРОДАЖИ ИМУЩЕСТВА И АКТИВОВ БАНКА ИЛИ КОМПАНИИ — НЕ ОСТАТЬСЯ С НОСОМ, МЕЛКИЕ КРЕДИТОРЫ ДОЛЖНЫ ПРЕОДОЛЕТЬ НЕДОВЕРИЕ ДРУГ К ДРУГУ
———————————————————

Когда банкротство выгодно банкроту
В некоторых случаях банкротство может быть крайне выгодно для компании. Например, телекомпания ОРТ сегодня имеет долгов на сумму, сопоставимую с ее годовым бюджетом. После начала процедуры банкротства (то есть с 29 января этого года, когда начался процесс наблюдения) закон запрещает компании погашать какие-либо долги. Назначенный временный управляющий должен в течение трех месяцев составить реестр кредиторов ОРТ и провести их первое собрание. Если он не успеет, суд может дать ему еще два месяца. Так что пять месяцев ОРТ может спокойно работать, благополучно собирать доходы от рекламы и при этом никому вообще ничего не платить. А затем надо будет грамотно провести собрание кредиторов. Главный кредитор ОРТ — АО «Связьинвест», которому телеканал задолжал более 600 млн рублей «за сигнал». Если ОРТ удастся договориться с этим единственным кредитором, то в телекомпании может быть назначен «свой» внешний управляющий. Это позволит компании спокойно работать еще в течение года. То есть как раз до президентских выборов 2000 года.
Строго говоря, любая компания, обремененная долгами, сама может начать процедуру своего банкротства. Для этого ее руководству надо завести подходящее юрлицо и нагрузить его приличными долгами со стороны основной компании. Затем можно подать иск, долги будут заморожены, а остальные кредиторы останутся ни с чем. По некоторым оценкам, именно по такой схеме проводится банкротство нефтяной компании СИДАНКО.

Банкротство бортич

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Правовое регулирование наблюдения в процессе банкротства :

Правовое регулирование наблюдения в процессе банкротства : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования

Проблема банкротства должника, не исполняющего свои обязательства — одна из наиболее актуальных проблем гражданского права на протяжении многих столетий, поскольку она самым непосредственным образом связана с развитием товарно-денежных отношений и становлением договора как инструмента гражданского оборота.

Исследование, проведенное автором в рамках диссертационной работы, позволяет убедительно показать, что понимание сущности процесса банкротства и корректное применение всех его процедур, и особенно процедуры наблюдения, в условиях нестабильности общества и экономического кризиса дает новые возможности и демонстрирует конкретные рычаги социального управления, направленного на активизацию деятельности участников гражданского оборота.

Отмеченные обстоятельства позволяют считать тему настоящей работы весьма актуальной как с точки зрения анализа основных этапов и особенностей процедуры наблюдения в процессе банкротства, так и с точки зрения практики правовой регламентации указанных отношений.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является систематизированный анализ проблем, связанных с процедурой наблюдения в процессе банкротства, выявление недостатков действующего законодательства о банкротстве и разработка предложений по его совершенствованию.

Для достижения поставленных целей решались следующие задачи:

1. Анализ несостоятельности как правовой категории.

2. Обобщение исторического российского и зарубежного опыта развития законодательства о банкротстве.

3. Анализ законодательства о банкротстве с точки зрения его соответствия требованиям времени.

4. Определение и установление особенностей практического применения законодательства о банкротстве в целом и процедуры наблюдения в частности.

5. Изучение теоретических и практических проблем, связанных с процедурой наблюдения в процессе банкротства.

6. Разработка положений по совершенствованию законодательства о банкротстве.

Предметом диссертационного исследования является правовое регулирование отношений, складывающихся в процессе реализации наблюдения — одной из процедур, проводимой в рамках несостоятельности (банкротства).

Методы исследования. При проведении исследования диссертант основывался на общенаучных методах познания, в частности методы системного и комплексного анализа, исторический метод и другие. Кроме того в работе использованы частные методы исследования, в том числе сравнительно-правовой, методы толкования закона и толкования права.

Теоретической предпосылкой диссертационного исследования явились труды таких ученых дореволюционной России, как: Бардзкий А.Э, Бертгольд Г.В., Гальперин С.И., Гольмстен А.Х., Гуляев А.И., Дмитриев М.Н., Добровольский А.А., Загоровский А., Кавелин К.Д., Колачев Н.В., Первиц Э.Э., Петражицкий Л. И., Растеряев Н.Г., Садовский B.C.,

Трайнин А. П., Шершеневич Г. Ф.; труды таких ученых-цивилистов, как: Агарков М.М, Александров Н. Г., Алексеев С. С, Баканов М. И., Басин Ю.Г., Бончковский Н., Братусь С. Н., Васильев Е.А., Веберс Я. Р., Грибанов В. П., Иоффе О. С. Калашников В. А., Киперман Г. Я., Клейнман А.Ф., Корельский В. М., Костюк Н. Н., Лопатин В. В., Невзгодина Е. Л., Ойгензихт В. А., Павлодский Е. А., Слесарев В. Л., Соловьева В. Н., Степанов В., Фалмер Р. М., Хойер В., Хутыз М. X., Чистяков О.И., Шеленкова Н.Б., Шеремет А. Д., Шимшарева Т. П., а также в работе использованы труды таких иностранных ученых, как: Bailey В., Fletcher I., Prentice D , Rose N., Saving A., Sealy L., Segal N. и ряда других.

В работе также использовались материалы постановления Конституционного суда РФ, практики арбитражных судов РФ, были изучены и проанализированы конкретные дела.

Научная новизна диссертации состоит в том, что проведенное исследование позволило акцентировать внимание на процедуре наблюдения как на одной из важнейших стадий банкротства, являющейся, по сути, ключевым моментом в дальнейшей «судьбе» участников процесса банкротства. Кроме того, теоретические выводы, сделанные диссертантом в работе, позволили вынести на обсуждение некоторые предложения по изменению законодательства о банкротстве. Данные предложения учитывают особенности применения законодательства о банкротстве на практике, позволяют избежать проблемы «двойного толкования» норм Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», введенного в действие с 1 марта 1998 г . (далее — «Закон о банкротстве»)[1], и, с точки зрения диссертанта, позволят предотвращать многие нарушения законодательства о банкротстве. В этой связи диссертант считает возможным вынести на защиту следующие положения, имеющие значение не только для науки, но и для практики:

1. С точки зрения права несостоятельность представляет собой юридический факт-состояние, ибо обладает сильным «составообразующим действием». В основе несостоятельности субъекта лежит институт обязательственного права — квалифицированная просрочка должника. Основанием привлечения неисправного должника к юридической ответственности является санкция в виде принудительной ликвидации юридического статуса субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность, посредством открытия конкурсного производства. Фактическим основанием является совершение «delicta privata» — гражданского правонарушения.

2. Некоторые нормы Закона о банкротстве противоречат нормам других законов. В ГК РФ сформулированы общие идеи и направления, которые должны быть развиты в Законе о банкротстве. При разработке органического закона необходимо неукоснительно соблюдать положение ст. 3 ГК РФ: нормы права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ. Однако, отдельные положения Закона о банкротстве не соответствуют ГК РФ. Например, Закон о банкротстве позволяет признавать банкротом любого гражданина, в том числе и того, кто не занимается предпринимательской деятельностью. Однако, согласно ГК РФ (ст. 25) объявить банкротом можно индивидуального гражданина-предпринимателя. Учитывая, что нормы ст. 25 ГК РФ законодатель включил в Главу 6 Гражданского кодекса «Граждане (физические лица)», становится очевидным, что Гражданский кодекс подразумевает банкротство гражданина как субъекта предпринимательской деятельности. Таким образом, до внесения в ГК РФ соответствующих изменений и дополнений Закон о банкротстве в этой части применяться не должен.

3. Некоторые расхождения имеются и между Законом о банкротстве и Арбитражным процессуальным кодексом РФ (далее — «АПК РФ»). Так, в ст. 44 Закона о банкротстве (кстати, со ссылкой на АПК РФ)

предусмотрены меры по обеспечению требований кредиторов. Среди них такая новая мера, как обязание должника передать ценные бумаги и другие ценности на хранение третьим лицам. А в ст. 76 АПК РФ указаны традиционные меры обеспечения иска, причем их перечень является закрытым и передачи имущества на хранение третьим лицам среди них нет. Нельзя исключить того, что предлагаемое Законом о банкротстве новшество само по себе правильное, но АПК РФ оно противоречит, поэтому, по мнению диссертанта, применяться не должно.

4. Общее для всех оснований отказа в принятии заявления (ст. 107 АПК РФ) то, что суд, не рассматривая дела по существу, проверяет, соблюдены ли формальные правила подачи заявления. А для того, чтобы отказать в принятии заявления по основанию, указанному в ст. 42 Закона о банкротстве, суду придется уже начать разбираться в деле по существу. Такое нововведение, по мнению диссертанта, противоречит самой идее отказа в принятии заявления как правового института. Коллизия возникает и при соотнесении между собой положений ст. 124, 127, 128 Закона о банкротстве и ст. 85 АПК РФ. По общему правилу, если мировое соглашение судом утверждено, производство по делу подлежит прекращению, и вторичное рассмотрение этого же спора не допускается. А в соответствии с Законом о банкротстве мировое соглашение можно признать недействительным (кстати, ни сроки такого признания, ни конкретный его порядок законом не предусмотрены), и тогда производство по делу возобновляется.

5. В результате принятия Закона о банкротстве основная экономическая задача института банкротства не выполнена, а именно — не создано механизмов, гарантирующих выделение эффективного собственника. Закон о банкротстве позволяет заменить одного собственника предприятия другим, но зачастую такая замена не носит качественного характера. Представляется, что единственным выходом из сложившейся ситуации

является создание специального хозяйственно-организационного механизма, который бы в рыночных условиях с учетом российской их специфики увязывали интересы всех участников банкротства. И именно такие механизмы необходимо закреплять законодательно.

6. Диссертант предлагает изменить некоторые положения Закона о банкротстве и дополнить его новыми нормами, а именно:

6.1 исключить из п.2 ст.45 Закона о банкротстве положение о том, что должник может указать в отзыве «доказательства удовлетворения требований заявителя в случае их признания должником»;

6.2. дополнить перечень оснований к отказу в утверждении мирового соглашения, предусмотренный п.2 ст. 125 Закона о банкротстве, перечнем оснований для признания мирового соглашения недействительным, предусмотренным ст. 127 Закона о банкротстве. Соответственно ст. 127 Закона о банкротстве предлагается исключить из текста закона;

6.3. первое предложение п.3 ст.46 Закона о банкротстве изложить в следующей редакции: «Заседание арбитражного суда по проверке обоснованности возражений должника и временного управляющего проводится в срок не позднее даты проведения первого собрания кредиторов». Также предлагается дополнить п.3 ст.46 Закона о банкротстве следующим положением: «Рассмотрение возражений должника и временного управляющего производится судом в сроки, предусмотренные статьей 55 настоящего Федерального закона», а первое предложение п.1 ст.64 Закона о банкротстве изложить в следующей редакции: «Временный управляющий определяет дату проведения первого собрания кредиторов и уведомляет об этом всех выявленных кредиторов и арбитражный суд не позднее, чем за две недели до даты проведения собрания.»:

6.4. дополнить п.2 ст.63 Закона о банкротстве следующим положением: «Временный управляющий имеет право представить в арбитражный суд возражения по требованиям кредиторов, неправомерно признанных должником, в том случае, если размер денежных обязательств по таким требованиям не подтвержден вступившим в законную силу решением суда.» Предлагается также изложить п.3 ст.63 Закона о банкротстве в следующей редакции: «Требование кредитора, по которому должником или временным управляющим не представлены возражения в срок, предусмотренный п.2 настоящей статьи, признается установленным в размере, заявленном кредитором», а п.5 ст.4 Закона о банкротстве изложить в следующей редакции: «В случаях, когда должник или временный управляющий оспаривает требования кредиторов. »;

6.5. п.2 ст.60 Закона о банкротстве дополнить следующими положениями: «В таком требовании временный управляющий вправе установить органам управления должника срок для предоставления информации. При невыполнении требований временного управляющего, а также в случае нарушения сроков предоставления информации руководитель должника может быть отстранен от должности в порядке, предусмотренном п.4 ст. 5 8 настоящего Федерального закона»;

6.6. дополнить предусмотренный п.3 ст.58 Закона о банкротстве перечень решений, принимать которые должник не вправе, следующим положением: органы управления должника не вправе принимать решения о перевыборах органов управления должника»;

6.7. дополнить п.1 ст.60 Закона о банкротстве положением о том, что временный управляющий вправе «требовать от должника обеспечения условий деятельности как самого временного управляющего, так и иных лиц, привлеченных им на договорной основе для обеспечения осуществления полномочий арбитражного управляющего в порядке, предусмотренном статьей 20 настоящего Федерального закона.».

Практическая значимость работы состоит в том, что положения и выводы, сформулированные на основе исследования, имеют целью способствовать совершенствованию российского законодательства о банкротстве, более качественному правовому регулированию отношений в области производства дел о несостоятельности; и, в частности, в одной из важнейших процедур банкротства — процедуре наблюдения. Они также могут быть использованы при разработке проектов нормативных актов по вопросам, связанным с банкротством юридических лиц.

Апробация результатов работы. Основные тезисы и взгляды автора были освещены на научно-практических конференциях («Бизнес на банкротствах. Предпринимательская этика в России». Москва, 7.12.2001 г., Всероссийская научно-практическая конференция «О государственном регулировании процедур несостоятельности (банкротства) в условиях современной российской экономики» (Рязань, 17-18 мая 2001 г .), отражены в публикациях («Банкротить теперь можно всех», «Парламентская газета», № 137(517), 22.06.2000 г., «Законодательство о банкротстве как следствие процесса приватизации в России», журнал «Приватизация в России», № 3, 2000 г ., «Процедура наблюдения как одна из важных составляющих арбитражного процесса, связанная с банкротством предприятия», журнал «Управление собственностью», № 1, 2002 г .) и на круглых столах по проблемам банкротства («Этика бизнеса. Нечестные банкротства», Москва 23.10.2001 г.), семинарах («Банкротство предприятий: законодательство и практика», Москва, 15-16 октября 2000 г .; «Практика применения арбитражными судами законодательства о банкротстве», Москва, РАГС при Президенте РФ, 29-30 января 2002 г .), освещалась диссертантом в рубрике «Банкрот» на канале Общественного Российского Телевидения.

Читайте так же:  Возврат значения из ячейки

Работа обсуждена на кафедре гражданского права Российского Государственного института интеллектуальной собственности.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы исследования, цели и задачи, методологическая основа, научная новизна, практическая значимость и апробация результатов работы.

В первой главе диссертации «Правовая природа несостоятельности (банкротства)» рассматриваются теоретические аспекты института несостоятельности, правовая природа. Необходимость такого анализа обуславливается тем, что несостоятельность предприятия в случае неправильного подхода влечет невозможность восстановления его платежеспособности и как следствие должник прекращает свою деятельность, что отрицательно сказывается на экономике государства в целом.

Правовое содержание явления «несостоятельность» является, по сути, производным от неправомерного деяния, в основе которого лежит нарушение обязательственного права, т.е. от просрочки должника. Именно это гражданское правонарушение является центральным объектом правового регулирования общественных отношений, возникающих вследствие неплатежеспособности хозяйствующего субъекта. Несостоятельность является одним из сложных юридических фактов-состояний, под которыми в теории права понимаются «сложные юридические факты, характеризующиеся относительной стабильностью и длительным периодом существования, в течение которого они могут неоднократно (в сочетании с другими фактами) вызывать наступление

правовых последствий»[2]. Именно это суждение взято за основу выяснения юридической природы несостоятельности.

Во второй главе диссертант раскрывает вопрос правовой регламентации процедуры наблюдения в законодательстве о банкротстве, становления банкротства как правового института, известного законодательству разных стран уже достаточно давно.

Первый параграф п. 2.1. посвящен особенности раннего германского процесса о несостоятельности, которая состоит в том, что основная роль отводилась не кредиторам, а суду, что отражается в «Положении о конкурсном производстве» («Konkursordnung»), принятом 10 февраля 1877 г . После первой мировой войны законодательство Германии о банкротстве подвергалось неоднократным изменениям, в результате которых кредиторам были предоставлены некоторые полномочия. В настоящее время законодательство Германии в рассматриваемой области образует «Положение о несостоятельности» («Insolvenzordnung»), вступившее в силу с 1 января 1999 г .

Следует отметить, что наблюдение в германском законодательстве так и не было выделено законодателями в отдельную процедуру при банкротстве. Как правовое понятие наблюдение существует в процессе банкротства в различных значениях. Несмотря на это, признаки, характерные для процедуры наблюдения, как ее понимает российское право, присущи современному германскому праву. Так, например, все способы осуществления имущественной ответственности можно применить посредством добровольного соглашения, основанного на частноправовой автономии сторон, либо в принудительном порядке на основе плана преодоления несостоятельности. «Положение о несостоятельности» оставляет на усмотрение самих кредиторов, какой из указанных путей избрать.

Во втором параграфе диссертант раскрывает особенности становления правового регулирования несостоятельности в Англии. Автор акцентирует внимание на то, что в целом английское законодательство о несостоятельности базируется на защите интересов кредиторов, хотя в последнее время в законодательных инициативах Великобритании прослеживается либерализация законодательства о несостоятельности. В основном такой подход связан с традициями экономического и правового регулирования.[3]

Принципы, характерные для процедуры наблюдения с точки зрения российского законодательства, присутствуют в английском законодательстве и, в частности, отражаются в модели плавающего обеспечения (administrative receivership). Однако следует отметить, что в системе англо-саксонского права признаки, характерные для процедуры наблюдения, наиболее полно прослеживаются не в английском законодательстве о банкротстве, а в законодательстве о банкротстве США (см. «Свод законов о банкротстве» («US Bankruptcy Code»), принятый в 1978 г .).

В разделе 2.2. «Становление и развитие отечественного законодательства о банкротстве» диссертант проводит анализ зарождения института и его дальнейшее развитие в России. Автор выделяет особенности конкурсного права, которые состоят в возникновении и разрешении конкуренции прав нескольких кредиторов, причем связано это должно было быть с недостаточностью имущества должника.

Автор анализирует причины отсутствия правового регулирования института несостоятельности вплоть до Соборного Уложения 1649 года. Диссертант отмечает, что в России в то время не было необходимости в появлении таких законов. Об этом говорит и тот факт, что Соборное Уложение практически повторяет то, что было

установлено за 400 лет до этого «Русской Правдой». Однако, несмотря на столь ограниченное законодательное регулирование, проблемы, связанные с банкротством, становились все более актуальными.

Автор выделяет три направления развития конкурсного права в России: (1) приспособление норм иностранных законодательств к российским условиям и особенностям; (2) развитие национальных конкурсных отношений; и (3) создание и кодификация норм конкурсного права. Все перечисленные направления подробно рассмотрены диссертантом во второй главе диссертационного исследования.

Работа по кодификации завершилась изданием в 1800 году крупнейшего законодательного акта — Устава о банкротах. Однако, Устав 1800 года содержал большое количество пробелов и не в полной мере регулировал отношения, складывающиеся между субъектами экономических отношений того времени. Эти пробелы были восполнены в следующем Уставе 1832 года, действовавшем до 1917 г .

Со времен НЭПа до начала 90-х годов законодательства о банкротстве практически не существовало. Этот пробел был восполнен в современном законодательстве с принятием Закона Российской Федерации ‘

0 несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 19.11.92 №3929-1.

Однако по мере роста числа дел о банкротстве, рассматриваемых арбитражными судами, с накоплением опыта разрешения подобных споров, выявлялись недостатки в правовом регулировании отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) должников. Пробелы в законодательном регулировании банкротства в то время до известной степени компенсировались активной деятельностью Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве), а также определенными мерами со стороны Высшего

Арбитражного Суда РФ, обеспечивавшего единство арбитражно-судебной практики.

В разделе 2.3. «Анализ действующего законодательства о банкротстве и соответствие его отдельных положений кодифицированным правовым актам РФ» автор проводит анализ положений закона, раскрывающих процедуры несостоятельности, в частности наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство, а также порядок погашение задолженности перед кредиторами первой, второй, третьей, четвертой и пятой очереди. Автор указывает на особенности несостоятельности (банкротства) гражданина и фермерского хозяйства. В данной главе диссертант уделяет особое внимание фигуре арбитражного управляющего, который выполняет ключевую функцию при реализации процедур несостоятельности.

Автор делает акцент на несоответствие отдельных норм Закона о банкротстве Гражданскому кодексу РФ. В частности если в Законе о банкротстве признать несостоятельным можно любое физическое и юридическое лицо, то в соответствии с Гражданским кодексом РФ банкротом может быть признаны только юридические лица и граждане-предприниматели.

В третьей главе «Правила применения законодательства о банкротстве, в частности, норм о наблюдении» диссертант дает общий анализ наблюдения как одной из процедур банкротства, применяемой к должнику с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом до момента, установленного Законом о банкротстве (принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, или введения внешнего управления, или утверждения мирового соглашения, или отказа в признании должника банкротом), в целях обеспечения сохранности имущества должника и проведения анализа финансового состояния.

Смысл процедуры наблюдения состоит в том, что на момент принятия арбитражным судом к производству заявления о банкротстве должника еще не ясно, является ли он фактически несостоятельным (т.е. в состоянии ли он удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в полном объеме), а введение наблюдения и ограничение полномочий его руководителя позволит установить платежеспособность должника и сохранить его имущество.

Появление процедуры наблюдения в законодательстве о банкротстве несомненно является прогрессивным шагом в урегулировании взаимоотношений между лицами, участвующими в процессе банкротства. Так, с одной стороны, в рамках процедуры наблюдения у кредиторов увеличиваются шансы на установление их требований, а также появляется время для оспаривания необоснованных возражений должника.

С другой стороны, добросовестный должник получает дополнительную возможность выйти из процедуры банкротства, восстановив свою платежеспособность. Принципиальным моментом для должника является также возможность заключения мирового соглашения. Хотя мировое соглашение может быть заключено на любой стадии, в ходе процедуры наблюдения именно должник имеет возможность инициировать его заключение.

Процедура наблюдения вводилась законодателем как дополнительный инструмент, дающий арбитражному управляющему и должнику время для выявления кредиторов и действительного объема их требований, для выявления возможности должника восстановить свою платежеспособность и путей ее восстановления и т.д. Вместо этого, в силу определенных недостатков законодательства, процедура наблюдения превратилась в некую «арену», на которой подчас разворачиваются целые сражения за право установления контроля над должником.

Пункт 3.6 «Предложения по совершенствованию российского законодательства о банкротстве» включает в себя анализ данных статистики разбирательства дел по несостоятельности банкротству. Проанализировав данные статистики, относящиеся к динамике процессов по банкротству с 1998 по 2000 гг., диссертант делает вывод, что такая функция процедуры наблюдения как восстановление кредитоспособности предприятия, значительно уступает место ее функции первого этапа признания предприятия банкротом.

Диссертант считает, что указанный негативный вывод связан в первую очередь с тем, что применение отдельных норм Закона о банкротстве на практике вызывает множество вопросов, связанных как с пробелами в законодательстве, так и с возможностью произвольного толкования некоторых норм закона.

В рамках диссертационной работы диссертантом внесены предложения по совершенствованию законодательного регулирования процедуры наблюдения. Предложения по совершенствованию законодательства о банкротстве, основанные на обширной практике диссертанта, связанной с проведением дел о несостоятельности (банкротстве). Указанное обстоятельство позволяет связать теоретические выводы с практическим применением законодательства, что определяет специфику работы.

Таким образом, диссертант вносит предложения по совершенствованию норм Закона о банкротстве, которые позволят достичь следующего.

Во-первых, должник не сможет удовлетворять в первоочередном порядке требования заявителя, не учитывая требования кредиторов других очередей, которые могут быть выявлены в ходе процедуры наблюдения.

Во-вторых, будут устранены противоречия, которые могут возникнуть после утверждения арбитражным судом мирового соглашения, поскольку перечень оснований к отказу в утверждении мирового соглашения станет более логичным и четким.

В-третьих, все кредиторы, требования которых обоснованы и возражения должника или арбитражного управляющего против которых несостоятельны, получат возможность участвовать в первом собрании кредиторов с количеством голосов, пропорциональным реальному объему их* требований. Более того, арбитражный суд, будучи своевременно уведомлен о дате проведения первого собрания кредиторов, сможет назначать даты судебных заседаний по возражениям должника или арбитражного управляющего с тем расчетом, чтобы рассмотреть все возражения до первого собрания кредиторов.

В-четвертых, положительным моментом несомненно станет тот факт, что арбитражный управляющий получит возможность не только выявлять требования, неправомерно признанные недобросовестным должником в целях направления процедуры банкротства в необходимое ему русло, но и представлять в арбитражный суд возражения по таким требованиям.

В-пятых, арбитражный управляющий в ходе процедуры наблюдения получит реальную возможность для обработки документов, необходимых для установления истинного положения должника и, одновременно с этим, при определении сроков предоставления информации и документов, будет находиться под контролем арбитражного суда в целях избежания возможных злоупотреблений этим правом.

В-шестых, недобросовестный должник путем непредоставления необходимых документов арбитражному управляющему не сможет затянуть процедуру наблюдения, одновременно избегая отстранения

руководителя от управления, поскольку законодательно будет запрещено осуществлять перевыборы органов управления должника в ходе процедуры банкротства.

В-седьмых, в законе будет закреплен механизм реализации прав временного управляющего, предусмотренный этим же законом, поскольку временный управляющий на основании положений закона сможет потребовать от должника обеспечения минимальных нормальных условий для работы.

Представляется, что выводы, сделанные в работе и касающиеся совершенствования законодательного регулирования одной из процедур банкротства, а именно — процедуры наблюдения, позволят улучшить законодательство о несостоятельности (банкротстве) в целом, а также придадут элемент определенности отношениям между участниками рынка, способствуя развитию гражданского оборота.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

«Банкротить теперь можно всех», «Парламентская газета», № 137(517), 22.06,2000 г.;

«Законодательство о банкротстве как следствие процесса приватизации в России», журнал «Приватизация в России», № 3, 2000 г .;

«Процедура наблюдения как одна из важных составляющих арбитражного процесса, связанная с банкротством предприятия», журнал «Управление собственностью», № 1, 2002 г .

[1] Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 5. Ст. 222.

[2] Исаков В. Б. Юридические факты в советском праве. М, 1984. С.34.

[3] Rose N. Saving A Company Common Law Approaches. London. 1991. P.17.

Похожие записи:

  • Приказ управляющей компанией Акционерное общество «Управляющая компания по обращению с отходами в Ленинградской области»образовано в соответствии с распоряжением Правительства Ленинградской области № 41-р от 13 февраля 2008 года в целях обеспечения экологической безопасности […]
  • Трудовой кодекс российской федерации 2019 г Федеральный закон от 3 октября 2018 года № 353-Ф3 "О внесении изменения в Трудовой кодекс Российской Федерации" Документ является поправкой к Комментарии Российской Газеты Принят Государственной Думой 27 сентября 2018 года Одобрен Советом Федерации […]
  • Налоговый кодекс ст 33336 госпошлина О госпошлине в судах и ее отмене смотри обоснование: Дата подписания 13 июня 2006 г. Опубликован 8 ноября 2006 г. Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. […]
  • Федеральный закон 136 от 2019 Федеральный закон от 06.02.2019 N 4-ФЗ "О внесении изменений в статьи 6 и 24 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В СТАТЬИ 6 И 24 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ […]
  • 90 года взятки В 2018 году средний размер взятки в России составил 609 тыс. руб., а общая сумма взяток — 1,8 млрд руб. Об этом в программе «Эфир» заявил официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной. По его словам, число выявленных фактов […]
  • Нотариус актау 4 мкр Нотариусы в Актау АЙЫМБЕТОВ К. Б., нотариус28 а мкр., дом 4.Телефон . 40-22-86 АКБУЛАТОВА Е. К., нотариус2 мкр., дом 70.Телефон . 50-28-88 АТАБАЕВА Г. Ж., нотариус15 мкр., дом 67 б.Телефон . 42-20-66Телефон . 31-85-20Телефон . 31-85-15 АУБАКИРОВА […]