Обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор

Иск о понуждении заключения договора подключения к электросетям

Пытаюсь подключить дачный домик к электросетям с напряжением 0.4кВ. ТСН неэлектрифицировано. Председатель этим заниматься не хочет. Я вышел из состава ТСН и подал заявку на индивидуальное подключение. Получил отказ(скан прикреплен). Составил заявление в суд(скан прикреплён). Сегодня ходил к судье приобщать дополнительные документы к делу и она сказала, чтоб я заручился подобными выигранными делами по московской области. И даже если такие есть, то, сказала она, не факт, что я выиграю суд. Я не понимаю, как можно этот суд проиграть, учитывая, что до столбов сетевой

100 метров. И ещё она предупредила, что если я проиграю суд, то меня могут обязать платить издержки сетевой. Прошу проверить исправленное исковое заявление, которое я завтра понесу в суд. Укажите на недочёты.

Уточнение клиента

А само заявление-то содержит какие-то недочеты?

20 Февраля 2017, 17:58

Ответы юристов (6)

Добрый день. Предложение судьи заручиться решениями по подобным делам именно судов Московской области выглядит весьма странно, поскольку у нас нет отдельной московской законности и практика правоприменительная имеет общий характер. Если же судье хочется получить готовую мотивировочную часть, можете предложить ей например вот этот судебный акт:

ПРИМОРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 апреля 2016 г. по делу N 33-3699
Судья Лушер Т.А.
Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда в составе:
председательствующего Бизякиной Н.П.,
судей Старовойт Р.К., Игошевой О.И.,
при секретаре С.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С. (Х.) к Акционерному обществу «Дальневосточная распределительная сетевая компания» о понуждении заключить договор и исполнить мероприятия по технологическому присоединению по апелляционной жалобе ответчика на решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 25.12.2015, которым исковые требования удовлетворены.
Заслушав доклад судьи Старовойт Р.К., объяснение представителя ОАО «ДРСК» Ф., С. (Х.), судебная коллегия

Х. обратилась в суд с иском к Акционерному обществу «Дальневосточная распределительная сетевая компания» филиал «Приморские электрические сети» о понуждении заключить договор и исполнить мероприятия по технологическому присоединению.
В обоснование исковых требований истица указала, что 23.10.2015 ею была подана заявка на технологическое присоединение жилого дома, расположенного по адресу: ст. Рязановка Хасанского района, ул. , в ответ на которую ответчик рекомендовал Х. обратиться в ОАО «РЖД». В письме, которое истица расценила как отказ от заключения договора на технологическое присоединение и исполнения мероприятий по технологическому присоединению, ответчик указал на то, что распорядительные сети АО «ДРСК» — ПЭС требуемого истицей напряжения находятся на расстоянии более 1000 м, в то время как сети ОАО «Р.» расположены не далее 150 м. С данным отказом истица не согласна, так как согласно ответу Дальневосточной дирекции инфраструктуры от 13.10.2015 по адресу: ст. Рязановка Хасанского района, ул. Станционная, д. 5 располагаются электрические сети ОАО «ДРСК», а именно воздушная линия ВД-10 кВ N «Рыбзавод» от подстанции «Славянка» ОАО «ДРСК». Истица просила признать отказ ответчика по заявке N ТПр4658/158 от 26.10.2015 незаконным, обязать ответчика заключить договор о технологическом присоединении жилого дома N 5 на ст. Рязановка Хасанского района Приморского края к воздушной линии ВЛ-10 кВ N «Рыбзавод» от подстанции «Славянка» ОАО «ДРСК»; обязать ответчика за свой счет выполнить все необходимые мероприятия по технологическому присоединению до границ земельного участка истицы.
В судебном заседании С. (Х.) исковые требования поддержала в полном объеме.
Представитель АО «ДРСК» — ПЭС в судебное заседание не явился, в письменном отзыве иск не признал.Ссылаясь на превышение расстояния от границ земельного участка Х. до электрических сетей класса напряжения (0,4 кВ) АО «ДРСК» значения 500 метров, полагал, что технологическое присоединение должно быть произведено за плату.
Решением Ленинского районного суда г. Владивостока от 25.12.2015 исковые требования Х. удовлетворены. Отказ АО «ДРСК» — «ПЭС» признан незаконным, на АО «ДРСК» — «ПЭС» возложена обязанность заключить договор о технологическом присоединении жилого дома на ст. Рязановка Хасанского района Приморского края к воздушной линии ВЛ-10 кВ N «Рыбзавод» от подстанции «Славянка» ОАО «ДРСК», а также за свой счет выполнить все необходимые мероприятия по технологическому присоединению до границ земельного участка, расположенного по адресу: ст. Рязановка Хасанского района, ул. Станционная, д. 5.
С указанным решением не согласилось АО «ДРСК», его представителем подана апелляционная жалоба, в которой ставит вопрос об отмене решения суда, как незаконного и необоснованного.
В судебном заседании представитель АО «ДРСК» Ф. поддержала доводы жалобы в полном объеме, пояснила, что объекты электрической сети АО «ДРСК» требуемого истицей класса напряжения 0,4кВ находятся на расстоянии более 1000 м от границ ее земельного участка, в связи с чем подключение должно осуществляться за плату. Полагала, что обжалуемое истицей письмо не является отказом в заключении договора, а носит рекомендательный характер. Просил решение суда отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Х.
Истица С. (Х.) в судебном заседании полагала решение суда законным и обоснованным. Считает, что ответчик умышленно вводит суд в заблуждение относительно удаленности объектов электросетевого хозяйства от ее жилого дома со ссылкой на испрашиваемую мощность. На расстоянии 25 м от земельного участка истицы расположена воздушная линия АО «ДРСК». Полагает, что отсутствие на ней понижающего мощность оборудования не может являться препятствием для технологического присоединения.
Судебная коллегия, выслушав объяснения сторон, изучив материалы дела, исследовав доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, не находит оснований для отмены решения суда.
В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке предусмотрены ст. 330 ГПК РФ.
Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела допущено не было.
Из материалов дела следует, что С. (Х.) является собственником земельного участка, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для строительства индивидуального жилого дома, общая площадь кв. м, адрес (местонахождение) объекта: Приморский край, Хасанский район, (л.д. 8).
На расстоянии 25 м от границ земельного участка истицы расположен объект электросетевого хозяйства ОАО «ДРСК», а именно воздушная линия ВЛ-10кВ N «Рыбзавод» от подстанции «Славянка» ОАО «ДРСК» (л.д. 13).
23.10.2015 истица обратилась к ответчику с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств физического лица максимальной мощностью до 15 кВт включительно для бытовых и иных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, дома, расположенного по адресу: Приморский край, Хасанский район, (л.д. 6).
По результатам рассмотрения заявки письмом N от 05.11.2015 АО «ДРСК» ПЭС рекомендовало Х. обратиться в ОАО «Р.» в связи с нахождением его распределительных сетей в указанном районе на расстоянии не далее 150 м и нахождением сетей АО «ДРСК» ПЭС требуемого напряжения на расстоянии более 1000 м (л.д. 17).
Факт перемены фамилии истицы с Хамицкой на Сохан подтверждается свидетельством о заключении брака (л.д. 168).
Разрешая настоящий спор, суд, руководствуясь положениями статей 309, 310, п. п. 1, 3 ст. 426, п. 4 ст. 445 ГК РФ, п. 1 ст. 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике»; Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861, исходил из того, что АО «ДРСК» — ПЭС является коммерческой организацией, одной из основных целей деятельности которой является обеспечение надежного и качественного энергоснабжения потребителей (в части поставки и передачи электроэнергии). Для достижения указанной цели общество осуществляет, среди прочего, оказание услуг по присоединению к электрическим сетям, обеспечение электроснабжения, теплоснабжения потребителей, в связи с чем отказ ответчика в подключении принадлежащего истице объекта недвижимости к сети электроснабжения не основан на законе и нарушает права последней.
Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда.
Доводы апелляционной жалобы об отсутствии технической возможности на подключение объекта недвижимости к воздушной линии N «Рыбзавод» от подстанции «Славянка» АО «ДРСК» были оценены судом при разрешении спора на предмет соответствия требованиям п. п. 3, 6, 14 Правил и обоснованно признаны несостоятельными.
При этом, ссылка в апелляционной жалобе в обоснование указанного довода на п. 8 указанных Правил в данном случае не состоятельна, поскольку в силу данных положений технологическое присоединение энергопринимающих устройств осуществляется как к уже существующим объектам электрической сети, так и планируемым к вводу в эксплуатацию.
Независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения на дату обращения заявителя сетевая организация обязана заключить договор с лицами, указанными в пунктах 12.1, 14 и 34 Правил (то есть, в частности, с физическим лицом, подавшим заявку в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств, максимальная мощность которых составляет до 15 кВт включительно, которые используются для бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и электроснабжение которых предусматривается по одному источнику).
Судебная коллегия относится критически к доводу жалобы об отсутствии у АО «ДРСК» обязанности выполнить все необходимые мероприятия по технологическому присоединению до границ земельного участка С. (Х.) со ссылкой на акт обследования ДД.ММ.ГГГГ, а также на расчет затрат сетевой организации по строительству сетевого объекта в размере 257378,12 рублей.
Согласно абз. 1 п. 17 Правил технологического присоединения размер платы за технологическое присоединение энергопринимающих устройств максимальной мощностью, не превышающей 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенных в данной точке присоединения энергопринимающих устройств) устанавливается исходя из стоимости мероприятий по технологическому присоединению в размере не более 550 рублей при присоединении заявителя, владеющего объектами, отнесенными к третьей категории надежности (по одному источнику электроснабжения) при условии, что расстояние от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства на уровне напряжения до 20 кВ включительно необходимого заявителю класса напряжения сетевой организации, в которую подана заявка, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности.
При этом, что под электрическими сетями необходимого класса напряжения следует понимать любые электрические сети, необходимые заявителям, указанным в п. 12 (1), 14 и 34 Правил технологического присоединения, класс напряжения которых составляет до 20 кВ (например: 0,4 кВ, 6 кВ, 10 кВ и пр.).
Таким образом, плата такое технологическое присоединения энергопринимающих устройств истицы, подавшей заявку в соответствии с требованиями п. 14 Правил, должна составлять не более 550 рублей.
Доводы ответчика о том, что обжалуемый истицей ответ N N от 05.11.2015 АО «ДРСК»-ПЭС не является отказом в заключении Х. договора о технологическом присоединении, а носит рекомендательный характер судебная коллегия не принимает во внимание, поскольку из позиции ответчика по существу спора в суде первой инстанции, а также из поданной апелляционной жалобы явно следует о несогласии сетевой организации с подключением объекта недвижимости истицы к воздушной линии ответчика, то есть данное письмо обоснованно расценено истицей в качестве отказа в заключении договора.
Доводы апелляционной жалобы АО «ДРСК» — ПЭС о проведении судом подготовки к судебному разбирательству 07.12.2015 в отсутствие ответчика и сведений о его надлежащим извещении не влекут отмену постановленного судом решения. До вынесения решения судом первой инстанции проведены два судебных заседания с участием представителя ответчика, который предоставил мотивированные письменные возражения на иск, имел достаточно времени для подготовки к рассмотрению дела по существу, предоставления дополнительных доказательств по делу, то есть судом первой инстанции ответчику была представлена возможность реализовать процессуальные права в полном объеме. То обстоятельство, что ответчик не согласен с результатом судебного разбирательства, о нарушении его прав не свидетельствует.
Довод жалобы о том, что структурное подразделение «Приморские южные электрические сети» филиала АО «ДРСК»- ПЭС не несет самостоятельной ответственности и не является надлежащим ответчиком, не влекут отмену постановленного судом решения, поскольку обязанность заключить договор о технологическом присоединении жилого дома истицы к воздушной линии АО «ДРСК» и выполнить необходимые мероприятия по технологическому присоединению возложена судом на АО «ДРСК»- ПЭС. Представитель АО «ДРСК»- ПЭС принимал участие в судебном заседании, давал пояснения, заявляла от имени общества ходатайства. Таким образом, требования предъявлены истцом и разрешены судом к надлежащему ответчику, нарушений процессуальных прав АО «ДРСК»- ПЭС при рассмотрении дела судом первой инстанции не допущено.
Доводы ответчика в жалобе о неподсудности спора Ленинскому районному суду г. Владивостока судебной коллегией отклоняются как несостоятельные в силу следующего.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законам.
Частями 7, 10 ст. 29 ГПК РФ, а также п. 2 ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» определено, что иски о защите прав потребителей могут предъявляться в суд по выбору истца по месту: нахождения организации; жительства или пребывания истца; заключения или исполнения договора; нахождения филиала или представительства организации.
Таким образом, настоящий спор принят и рассмотрен судом по месту жительства истца правомерно.
Довод апелляционной жалобы о незаконности принятого решения со ссылкой на отказ в привлечении ОАО «РЖД» к участию в деле в качестве соответчика отмену решения суда не влечет, поскольку ОАО «Р.» не является стороной спорных правоотношений, вопрос о правах и обязанностях указанного юридического лица судом не разрешался.
Прочие доводы, изложенные в апелляционной жалобе, по существу сводятся к переоценке выводов суда, что не свидетельствует о неправильно принятом решении. Оснований для переоценки выводов суда у судебной коллегии не имеется.
С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, имеющим значение для дела, материальный закон применен правильно, нарушений требований процессуального права не допущено.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия
определила:

решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 25.12.2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу АО «ДРСК» — «ПЭС» — без удовлетворения.

Если Вами вместе с заявкой предоставлены все необходимые документы, то оснований для отказа у ЭСО не было.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа

Практика рассмотрения споров, связанных с заключением и изменением договоров энергоснабжения

Использование электрической и тепловой энергии, потребление питьевой воды и сброс сточных вод является необходимым условием жизни человека и деятельности предприятия. В последнее время особую остроту приобрела задача стабильного и бесперебойного энергоснабжения граждан, промышленности, жилищно-коммунального хозяйства. В решении этой задачи немаловажное значение имеет не только организационно- экономические меры, но и надлежащее правовое регулирование. Принятие пакета федеральных законов об электроэнергетике, а также рассмотрение в Государственной Думе проектов иных федеральных законов предполагает формирование правовых основ экономических и производственных отношений в энергоснабжении.

В настоящее время реформирование электроэнергетики находится на стадии переходного периода, которая характеризуется существенным расширением законодательной базы. Федеральный закон «Об электроэнергетике» от 26.03.2003 № 35-ФЗ (далее — Закон об электроэнергетике) предусматривает создание на оптовом рынке электроэнергии организованной системы договоров.

Следует отметить, что до сих пор концептуального правового акта, регулирующего правоотношения, возникающие при энергоснабжении, к сожалению не существует. Содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации девять статей (статьи 539 — 548), касающиеся договора энергоснабжения, не могут полностью урегулировать тот пласт отношений, которые возникают при подаче и потреблении энергии. Разрозненность нормативных актов, регулирующих отношения в сфере энергоснабжения, их различный правовой статус, подчас даже противоречивость друг другу, отсутствие единого нормативного акта приводит к многочисленным спорам между энергоснабжающими организациями и абонентами (потребителями энергии), и, как следствие, к совершенно противоположным решениям судов.

Читайте так же:  Договор на юридическое обслуживание юридических лиц адвокатом

Все возрастающее количество дел данной категории в практике Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа подтверждает, что проблем у потребителей и энергоснабжающих организаций при заключении договоров энергоснабжения не становится меньше.

Общеизвестно, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации). Однако в гражданском законодательстве предусмотрены случаи, когда заключение договора обязательно для стороны. В частности, в силу статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации отказ коммерческой организации от заключения публичного договора, к числу которых относится договор энергоснабжения, при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается.

Необходимость применения в электроэнергетике конструкции обязательного к заключению договора (в том числе публичного договора) может объясняться особым социальным значением отношений в электроэнергетике: для потребителей электроэнергия является продукцией первой необходимости и основой жизнеобеспечения. В связи с этим потребители зачастую нуждаются в дополнительных материальных и процессуальных гарантиях защиты собственных интересов, которые обеспечиваются институтом публичного договора.

В то же время энергоснабжающая организация, занимающая доминирующее положение на рынке оказания услуг по реализации электроэнергии, не вправе требовать заключения подобного договора от потребителя.

Так, по одному из дел именно энергоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском о понуждении товарищества собственников жилья (ТСЖ), как исполнителя коммунальных услуг, заключить договор энергоснабжения жилых домов с целью оказания услуг собственникам и нанимателям жилых помещений в многоквартирных домах,находящихся в управлении ответчика. Исковые требования содержали ссылку на подпункт «в» пункта 49 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 № 307 (далее Правила предоставления услуг № 307).

Суд отказал в удовлетворении иска по следующим основаниям.

Указанный пункт Правил № 307 предусматривает обязанность исполнителя заключать с ресурсоснабжающими организациями договоры или самостоятельно производить коммунальные ресурсы, необходимые для предоставления коммунальных услуг потребителям, а потому в данном случае не подлежал применению к правоотношениям спорящих сторон, ибо обязанность по заключению соответствующих договоров является обязанностью самой управляющей организации по отношению к потребителям коммунальных услуг, а не ресурсоснабжающей организации.

В пункте 61 Правил функционирования розничных рынков электроэнергии в переходный период реформирования электроэнергии, утвержденных Правительством Российской Федерации постановлением от 31.08.2006 № 530 (далее — Правила функционирования рынков № 530) установлено, что гарантирующий поставщик обязан заключить договор энергоснабжения (договор купли-продажи (поставки) электрической энергии) с любым обратившимся к нему лицом в отношении точек поставки лиц, чьи энергопринимающие устройства находятся в границах зоны его деятельности, а также принять на обслуживание граждан при отсутствии их обращения в случаях, установленных разделом VI настоящих Правил.

Согласно положениям пунктов 62 и 63 Правил функционирования рынков № 530, характеризующих договор энергоснабжения (договор купли-продажи (поставки) электрической энергии) между гарантирующим поставщиком и лицом, намеревающимся заключить договор энергоснабжения (заявителем), как публичный, заявитель направляет гарантирующему поставщику заявку о заключении соответствующего договора с указанием планируемого объема потребления электрической энергии (мощности) с приложением документов, подтверждающих выполнение необходимых для его заключения условий.

Следовательно, ни Гражданский кодекс Российской Федерации, ни законодательство в сфере энергоснабжения не предоставляют гарантирующему поставщику право требовать заключения такого договора от лиц, намеревающихся заключить договор энергоснабжения. Структура связей в спорном правоотношении не изменяется в зависимости от того, является ли ТСЖ потребителем (абонентом) или покупателем.

Следует отметить, что Правила функционирования рынков № 530 ввели новое правовое регулирование договора энергоснабжения, обладающее значительной спецификой по сравнению с Гражданским кодексом Российской Федерации. Дело в том, что договор энергоснабжения по Гражданскому кодексу Российской Федерации является разновидностью договора купли-продажи. С принятием Правил функционирования рынков № 530 этот договор стал смешанным. Теперь его предмет состоит минимум из двух элементов: продажи электрической энергии и оказания услуги по ее передаче. В условиях разграничения сбытовой деятельности и деятельности по передаче электрической энергии, когда гарантирующий поставщик или энергосбытовая организация не могут иметь в собственности или на ином законном основании электрические сети, исполнение договора энергоснабжения требует от гарантирующего поставщика (энергосбытовой организации) заключения договора оказания услуг по передаче электроэнергии с сетевой организацией.

Несмотря на кардинальное изменение структуры отношений в электроэнергетике, реформа отрасли не может повлиять на один из их существенных признаков: снабжение электроэнергией осуществляется только через присоединенную сеть.

Обратимся непосредственно к правовому регулированию договора оказания услуг по передаче электрической энергии, заключаемого гарантирующим поставщиком в интересах своего потребителя.

Федеральный закон «Об электроэнергетике» услугами по передаче электрической энергии называет комплекс организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с техническими регламентами.

Закон об электроэнергетике не содержит детального регулирования порядка заключения, изменения и расторжения подобного договора, ограничиваясь только указанием, что заключение договоров оказания услуг по передаче электрической энергии по единой национальной (общероссийской) электрической сети является обязательным для организации по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью, что позволяет признать их публичными договорами.

Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг (далее — Правила недискриминационного доступа № 861), утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861, в развитие Закона об электроэнергетике, также признают договор оказания услуг по передаче электрической энергии публичным и обязательным к заключению для сетевой организации (пункт 9). Следовательно, необоснованное уклонение или отказ сетевой организации от заключения договора может быть обжалован потребителем услуг в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Сетевая организация не вправе по своему усмотрению выбирать контрагента и может отказаться от заключения публичного договора оказания услуг по передаче электрической энергии только при отсутствии возможности предоставить потребителю подобную услугу

Так, договор оказания услуг по передаче электрической энергии не может быть заключен ранее подписания договора об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям.

Необходимо учитывать, что при необоснованном уклонении сетевой организации от заключения договора на технологическое присоединение к электрической сети покупатель также вправе обратиться в суд с требованием о понуждении сетевой организации заключить указанный договор.

В качестве примера можно привести следующее дело.

На основании заявки акционерное общество выдало ТСЖ технические условия на проектирование энергоснабжения группы жилых домов и техническое задание для выполнения условий по подключению домов к сетям данного общества.

В июне 2006 года акционерное общество направило ТСЖ проект договора на оказание услуг по обеспечению технической возможности по присоединению жилых домов к источнику энергоснабжения, определив размер платы в сумме 100 000 долларов США.

Посчитав предложенную стоимость услуг завышенной, ТСЖ обратилось в арбитражный суд с иском о понуждении акционерного общества заключить договор на технологическое присоединение к электрическим сетям.

При рассмотрении спора суды установили, что акционерное общество включено в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке долю 35 процентов по позиции «передача и распределение электрической энергии (мощности)» с долей 65 процентов в географических границах территории, охваченной присоединенной электрической сетью общества.

Согласно статье 26 Закона об электроэнергетике технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным.

На момент обращения ТСЖ в суд с настоящим иском электрическая энергия уже подавалась в жилые дома от подстанции ответчика по временной схеме.

Порядок технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц, процедура технологического присоединения, существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям и критерии наличия (отсутствия) технологической возможности технологического присоединения определяются Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям № 861.

Согласно названному нормативному акту любые юридические и физические лица имеют право на технологическое присоединение своих энергопринимающих устройств (энергетических установок) к электрическим сетям при наличии технической возможности для этого и соблюдении ими установленных правил такого присоединения.

Признав, что условия договора, изложенные в проекте ТСЖ, соответствуют требованиям названных Правил, суды пришли к выводу об удовлетворении иска.

На практике возникают также споры, связанные с заключением договоров оказания услуг по транспортировке тепловой энергии в горячей воде.

Так, по результатам рассмотрения иска ТСЖ о понуждении общества заключить такой договор суд отказал в удовлетворении заявленных притязаний, поскольку пришел к выводу о том, ответчик не осуществляет деятельность, связанную с оказанием третьим лицам возмездных услуг по транспортировке тепловой энергии в горячей воде; факт наличия у ответчика тепловых сетей (внутриквартальных тепловых сетей и тепловых пунктов), полученных им во владение (на праве аренды) у муниципального унитарного предприятия и предназначенных для передачи и распределения тепловой энергии в городе, не влечет обязанности по заключению спорного договора; ответчик продает тепловую энергию потребителям, имеющим непосредственное присоединение к его сетям.

Товарищество собственников жилья не согласилось с выводами суда, посчитав, что на основании статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации оно вправе выбрать приемлемую для него схему построения договорных отношений, в частности заключение отдельного договора на поставку тепловой энергии и на услуги по ее передаче. Общество на правах аренды владеет муниципальными внутриквартальными тепловыми сетями, то есть имуществом, предназначенным для осуществления транспортировки тепловой энергии. Региональная служба по тарифам подтвердила включение ответчика в информационную базу данных по энергоснабжающим организациям в раздел «Услуги по передаче тепловой энергии и мощности».

Общество предложило ТСЖ заключить самостоятельный договор энергоснабжения, включающий в себя как поставку, так и передачу тепловой энергии, поскольку ТСЖ имеет непосредственное технологическое присоединение к сетям общества, арендованным у муниципального предприятия.

Суд округа передал дело в арбитражный суд первой инстанции на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В силу статей 3, 4 и 8 Федерального закона от … естественных монополиях» деятельность организации, связанная с оказанием услуг по передаче тепловой энергии, осуществляется в состоянии естественной монополии.

Субъект естественной монополии не вправе отказываться от заключения договора с отдельными потребителями на производство (реализацию) товаров, в отношении которых применяется регулирование в соответствии с данным федеральным законом, при наличии у него возможности произвести (реализовать) такие товары, а также он обязан производить (реализовывать) указанные товары на недискриминационных условиях согласно требованиям антимонопольного законодательства.

Действующее законодательство в сфере снабжения энергией не запрещает абоненту (потребителю) в выборе контрагента по договору энергоснабжения. Договор энергоснабжения (теплоснабжения) может быть заключен абонентом как с организацией, к сетям которой его объекты присоединены непосредственно, так и с организацией, к сетям которой его объекты присоединены через смежные участки тепловых сетей.

Договор с участием владельца участка тепловых сетей, предметом которого является передача тепловой энергии и теплоносителя, по правовой природе является договором возмездного оказания услуг по передаче энергии с элементами договора энергоснабжения.

Договор услуг по передаче энергии носит публичный характер и, соответственно, обязателен для заключения со всеми вытекающими последствиями лишь для владельца сетей, включенного в реестр энергоснабжающих организаций по виду деятельности «передача тепловой энергии».

Между тем вывод суда о том, что общество, владеющее на праве аренды тепловыми сетями, не осуществляет деятельность, связанную с оказанием возмездных услуг по транспортировке тепловой энергии в горячей воде, не соответствуют имеющимся в деле доказательствам. Суды не проверили наличие у ответчика возможности предоставлять потребителю соответствующие услуги.

Иной подход у судов имеется при рассмотрении споров о понуждении заключить договор на оказание услуг по транспортировке питьевой воды.

В соответствии с частью 2 статьи 548 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 11 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1999 № 167, снабжение водой осуществляется на основании договора энергоснабжения, относящегося к публичным договорам.

По одному из дел истец намеревался заключить с ответчиком договор не на отпуск (снабжение) водой, а на оказание услуг по транспортировке воды.

Свою позицию истец мотивировал следующими обстоятельствами. Осуществляя функции организации водопроводно-канализационного хозяйства, ответчик покупал у истца воду для снабжения абонентов по тарифу 5 рублей 93 копейки за один кубический метр. В последствии истец предложил ответчику заключить договор на оказание услуг по транспортировке воды по водопроводным сетям, находящимся на балансе ответчика, до своих объектов, расположенных за пределами его территории.

Ответчик отказал в предоставлении таких услуг, поскольку поставка воды абонентам на территории города осуществляется по единой системе водоснабжения с одинаковыми для групп потребителей тарифами, не предусматривающими выделения стоимости услуг по транспортировке питьевой воды; водоснабжение объектов истца возможно только на основании договора на отпуск питьевой воды и прием (очистку) сточных вод по тарифу 23 рубля 50 копеек за один кубический метр.

Согласно пункту 1 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации № 167 транспортировка и передача абонентам питьевой воды является составной частью технологического процесса водоснабжения.

Из статьи 4 Федерального закона от 17.08.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях» не следует, что деятельность, связанная с оказанием услуг по транспортировке воды, относится к сфере деятельности субъектов естественных монополий.

Понуждение организации водопроводно-канализационного хозяйства к снабжению абонентов водой на основании иных договоров, кроме как договора на отпуск (снабжение) водой, действующим законодательством не предусмотрено.

При изложенных условиях суд не нашел правовых оснований к обязанию ответчика заключить договор на оказание услуг по транспортировке питьевой воды и отказал в иске, сделав вывод о том, что стороны вправе заключить такой договор лишь по обоюдному согласию в соответствии со статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В практике окружного суда нередки споры, связанные с заключением договоров о приобретении управляющими компаниями коммунальных ресурсов у ресурсоснабжающих организаций с целью обеспечения граждан коммунальными услугами. Урегулирование отношений по поставке энергоресурсов от ресурсоснабжающих организаций к управляющим компаниям и отношений по оказанию коммунальных услуг населению управляющими организациями имеет различную направленность и разное правовое регулирование.

Например, требования, которым должны соответствовать договоры на отпуск (получение) питьевой воды и (или) прием (сброс) сточных вод содержатся в Гражданском кодексе Российской Федерации и в Правилах пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1999 № 167.

По одному из дел, рассматриваемых в кассационной инстанции, суд первой инстанции (руководствуясь статьями 426, 445 и 446 Гражданского кодекса Российской Федерации и Правилами пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации № 167), обязал организацию водопроводно-канализационного хозяйства в течение пяти дней после вступления решения в законную силу заключить с ТСЖ договор на отпуск питьевой воды и прием сточных вод на условиях протокола разногласий.

Предметом кассационного обжалования послужило несогласие ТСЖ с решением суда, в котором суд не применил положения Правил предоставления коммунальных услуг гражданам № 307, и не учел приоритет Жилищного кодекса Российской Федерации над нормами параграфа 6 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд округа признал доводы ТСЖ необоснованными, поскольку Правила предоставления коммунальных услуг гражданам № 307 регулируют отношения между исполнителями и потребителями коммунальных услуг, устанавливают их права и обязанности, ответственность, а также порядок контроля качества предоставления коммунальных услуг, порядок определения размера платы за коммунальные услуги с использованием приборов учета и при их отсутствии, порядок перерасчета размера платы за отдельные виды коммунальных услуг в период временного отсутствия граждан в занимаемом жилом помещении и порядок изменения размера платы за коммунальные услуги при предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность.

В пункте же 5 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации № 167 указано, что Правила действуют на всей территории Российской Федерации и обязательны для организаций водопроводно-канализационного хозяйства, обслуживающих населенные пункты, а также для всех абонентов независимо от ведомственной принадлежности и организационно-правовой формы.

Договор, по которому у сторон возникли разногласия, по своей правовой природе относится к договору энергоснабжения, следовательно, спорные отношения являются гражданско- правовыми.

В данном случае арбитражный суд пришел к обоснованному выводу о необходимости применения к спорным правоотношениям Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации № 167.

Читайте так же:  Иск в суд об оспаривании отцовства образец

Чаще всего в арбитражно-судебной практике встречаются ситуации, когда энергоснабжающая организация не отказывается от заключения договора, однако у сторон возникли разногласия по его условиям договора.

В соответствии с пунктом 2 статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора), и ей в течение тридцати дней будет направлен протокол разногласий к проекту договора, эта сторона обязана в течение тридцати дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в ее редакции либо об отклонении протокола разногласий.

При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда.

В силу статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом.

В статье 446 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в случае передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 настоящего Кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

Существенными условиями договора снабжения энергией являются условия о предмете, количестве, качестве энергии, режиме потребления энергии, условия по обеспечению содержания и безопасности эксплуатации, сетей, приборов, оборудования.

Практика показывает, что на рассмотрение судов передаются споры об урегулировании разногласий о порядке оплаты электроэнергии.

Так, по трем делам суд апелляционной инстанции изложил пункт договора, касающийся порядка оплаты энергии, в следующей редакции: «Периодами платежа за электроэнергию являются с 1 по 10-е, с 11 по 20-е, с 21-го по последнее число текущего месяца. Плата за электрическую энергию производится в следующем порядке:

За период с 1-го по 10-е число расчетного месяца — 1-го числа расчетного месяца, в размере 1/3 стоимости месячной договорной величины электропотребления по регулируемому тарифу. За период с 11-го по 20-е число расчетного месяца — 10-го числа расчетного месяца в размере 1/3 стоимости месячной договорной величины электропотребления по регулируемому тарифу. За период с 21-го по последнее число расчетного месяца — 20-го числа расчетного месяца в размере 1/3 стоимости месячной договорной величины электропотребления по регулируемому тарифу.

Окончательный расчет производится потребителем 10-го числа месяца, следующего за расчетным, за фактически принятое количество электроэнергии по приборам учета электрической энергии (на основании актов, составленных с участием представителей территориальной сетевой организации и потребителя).

Потребитель в кассационной жалобе предложил оставить этот пункт в редакции, утвержденной решением суда первой инстанции: «Расчетным периодом является один месяц. Плата за электрическую энергию производится в следующем порядке:

  • до 15-го числа расчетного периода — 50 процентов величины электропотребления, согласованной договором;
  • окончательный расчет производится потребителем 10-го числа месяца, следующего за расчетным, за фактически принятое количество электроэнергии по приборам учета электрической энергии с учетом произведенных платежей

Суд кассационной инстанции, отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, руководствуясь положениями статьи 544 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Аналогичное положение содержится в статье 2 Федерального закона от 14.04.1995 № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации». Кроме того, в названной статье предусмотрено, что оплата электрической энергии производится потребителями до 15-го числа текущего месяца, если иное не установлено соглашением сторон.

Перечисленные нормы являются диспозитивными и не позволяют возложить на абонента обязательство по предварительной оплате электрической энергии до ее фактического получения в случае, если потребитель возражает против включения такого условия в договор электроснабжения.

В соответствии с пунктом 70 Правил функционирования № 530, если иное не установлено договором, покупатели (потребители) оплачивают гарантирующему поставщику половину договорного объема потребления электрической энергии и мощности в срок до 15-го числа месяца, в котором осуществляется потребление электрической энергии.

Правилами не урегулированы сроки оплаты гарантирующему поставщику второй половины договорного объема электрической энергии, приобретаемой потребителем.

Вместе с тем, в соответствии с законом и условиями договора окончательный расчет производится потребителем за фактически принятое количество энергии на основании показателей приборов учета.

Установив, что стороны не исключили применение диспозитивной нормы (пункта 70 Правил функционирования № 530) и не достигли соглашения по данному пункту договора, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости применения положений данной нормы, в которой заложен баланс интересов сторон.

Суд апелляционной инстанции, принял оспариваемый пункт в редакции ответчика и учел интересы только одной стороны договора — поставщика энергии, ибо предложенное им условие соответствует срокам расчетов гарантирующего поставщика за электроэнергию на оптовом рынке. Однако суд не принял в полной мере экономические интересы потребителя и не обосновал, почему эти интересы не подлежат учету при определении спорного условия договора. Оплата второй половины договорного объема энергии до окончания текущего месяца нарушает баланс интересов потребителя.

В другом случае при заключении договора энергоснабжения гарантирующий поставщик предложил изложить один из пунктов в следующей редакции: «Гарантирующий поставщик осуществляет продажу электрической энергии, а также путем заключения договоров с третьими лицами обеспечивает передачу электрической энергии и предоставляет иные услуги, неразрывно связанные с процессом снабжения электрической энергией, апотребитель принимает и оплачивает приобретаемую электрическую энергию и оказанные услуги, а также соблюдает предусмотренный договором режим потребления, обеспечивает безопасность эксплуатации находящихся в его ведении электрических сетей, исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением электрической энергии». Данная формулировка не противоречит пункту 1 статьи 539 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункту 6 Правил функционирования № 530.

Впоследствии гарантирующий поставщик предложил, а суд первой инстанции утвердил иную редакцию спорного пункта договора после слов «. оказанные услуги»: «. а также соблюдать предусмотренный договором режим потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации электрических сетей, приборов и оборудования, находящихся на его территории, обеспечивать исправность приборов учета, принадлежащих потребителю на праве собственности».

Арбитражный апелляционный суд заменил слова «на его территории» на фразу «в его ведении» и привел пункт договора в соответствие с положениями статьи 539 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд учел, что предусмотренная обязанность потребителя обеспечивать исправность приборов учета, принадлежащих только ему на праве собственности, не освобождает потребителя от обязанности следить за исправностью используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением электрической энергии и принадлежащих ему на праве аренды или безвозмездного пользования.

Указанная редакция договора не снимает с абонента обязанности обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность эксплуатируемых энергетических сетей, приборов и оборудования, соблюдать установленный режим потребления энергии, а также немедленно сообщать энергоснабжающей организации об авариях, о пожарах, неисправностях приборов учета энергии и об иных нарушениях, возникающих при пользовании энергией, как это установлено в пункте 1 статьи 543 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Гарантирующий поставщик в ином пункте договора предложил возложить на потребителя обязанность по обеспечению сохранности на своей территории электрооборудования, воздушных, кабельных линий электропередачи, приборов учета электрической энергии и других электроустановок, принадлежащих сетевой организации и/или генерирующей компании.

Вместе с тем действующее законодательство не содержит императивных требований к включению предложенного ответчиком условия в договор. Потребитель возразил против включения этого пункта в текст договора.

В силу статьи 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. В целях обеспечения сохранности электрических сетей ответчик вправе применять к правоотношениям, возникшим у сторон в процессе исполнения обязательств, Правила охраны электрических сетей напряжением свыше 1000 вольт, утвержденне постановлением Совета Министров СССР от 26.03.1984 № 255, и Правила охраны электрических сетей напряжением до 1000 вольт, утвержденные постановлением Совета Министров СССР от 11.09.1972 № 667.

Другой пример. Заказчик предложил исполнителю заключить договор об оказании услуг по передаче электрической энергии в интересах обслуживаемого им потребителя электрической энергии — предпринимателя.

При разрешении разногласий, возникших при заключении этого договора, суд первой инстанции принял пункт 3.2.3 договора в редакции заказчика, устанавливающей обязанностьисполнителя согласовывать с покупателем сроки проведения ремонтных работ на принадлежащих исполнителю объектах электросетевого хозяйства.

По мнению исполнителя, в пункте 15 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг № 861 предусмотрена обязанность исполнителя лишь информировать потребителя услуг об аварийных ситуациях в электрических сетях, ремонтных и профилактических работах, влияющих на исполнение обязательств по договору

При рассмотрении спора судебные инстанции учли положения пункта 162 Правил функционирования № 530, согласно которым в случае, если схема энергоснабжения потребителя не позволяет проводить ремонтные работы без ограничения режима потребления, сетевая организация в порядке, установленном в договоре оказания услуг по передаче электрической энергии (договоре энергоснабжения), уведомляет потребителя о проведении таких работ. В указанном договоре также устанавливается порядок согласования между сетевой организацией и потребителем сроков проведения ремонтных работ и уведомления гарантирующего поставщика (энергосбытовой организации) о результатах согласования.

Особенности оказания услуг по передаче электрической энергии и оплаты потерь электрической энергии на розничных рынках регулируются не только Правилами недискриминационного доступа № 861, но и главой IX Правил функционирования № 530. Из содержания пункта 118 Правил № 530 следует, что на организации, к объектам электросетевого хозяйства которых присоединены энергопринимающие устройства потребителей, распространяются положения раздела XIII (в том числе и пункта 162), определяющие обязанности сетевых организаций.

Таким образом, утвержденная судом редакция пункта 3.2.3 договора не противоречит правовым нормам и не нарушает права и законные интересы исполнителя.

Кроме того, исполнитель предложил дополнить договор пунктом, возлагающим на заказчика обязанность соблюдать величину заявленной мощности, выполнять команды исполнителя по ограничению потребляемой мощности до величины заявленной мощности и компенсировать убытки исполнителя в случае превышения заказчиком заявленной в рамках договора мощности.

Действующее законодательство не содержит императивных требований предложенного ответчиком условия. Заказчик не согласился с текстом названного пункта, поэтому у суда не было правовых оснований к удовлетворению такого требования.

Более того, предложенная исполнителем редакция не соответствует положениям пункта 14 Правил недискриминационного доступа № 861, на которые он ссылается. В этом пункте на потребителя возложена обязанность соблюдать предусмотренный договором режим потребления (производства) электрической энергии (мощности), а в редакции исполнителя — соблюдать величину заявленной мощности.

Еще в одном деле об урегулировании разногласий при заключении договора энергоснабжения абонент настаивал на конкретизации продолжительности перерыва в электроснабжении объектов 2-й категории при угрозе возникновения аварии или нарушении электроснабжения (инциденте аварийной ситуации) не более 40 минут, поскольку они относятся к социально значимым. По его мнению, чрезмерно продолжительный перерыв в электроснабжении может привести к неблагоприятным последствиям (дестабилизации санитарно-эпидемиологической обстановки в городе, затоплению сточными водами подвальных помещений жилых домов и общественных зданий, ухудшению экологической обстановки районов, расположенных по течению реки, остановке котельных города).

Пункт 1.2.20 Правил устройства электроустановок, утвержденных приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 08.07.2002 № 204, на который сослалась энергоснабжающая организация в обоснование своих возражений, не устанавливает какого- либо ограничения во времени, необходимом дежурному персоналу для включения резервного питания, поэтому суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для принятия предложенного пункта в редакции абонента.

Обжалуемый пункт договора принят судом в следующей редакции: «Перерыв в электроснабжении допускается по объектам 2-й категории надежности электроснабжения — на время, необходимое для включения резервного питания действиями дежурного персонала или выездной дежурной бригады (ПУЭ п. 1.2.20)». Оснований для иных выводов у суда кассационной инстанции не имелось.

В соответствии с пунктом 1 статьи 541 Гражданского кодекса Российской Федерации количество поданной абоненту и использованной им энергии определяется в соответствии с данными учета о ее фактическом потреблении.

Применительно к отношениям юридических лиц в законодательстве в настоящее время отсутствует ясность относительно порядка учета количества тепловой энергии, потребленной в отсутствие приборов ее учета, что на практике порождает значительное количество споров.

При этом подавляющее количество споров связано с оценкой правомерности применения расчетного (балансового) метода учета тепловой энергии, предусмотренного:

  • пунктами 24 и 25 Методики определения количества тепловой энергии теплоносителя в водяных системах коммунального теплоснабжения, утвержденной приказом Госстроя Российской Федерации от 06.05.2000 № 105;
  • пунктами 9.8 и 9.9 Правил учета тепловой энергии и теплоносителя, утвержденных Минтопэнерго Российской Федерации 12.09.1995 № Вк-4936;
  • разделом 5 Правил учета отпуска тепловой энергии ПР 34-70-010-85, утвержденных Главным техническим управлением по эксплуатации энергосистем Минэнерго СССР 22.07.1985, Главгосэнергонадзором 31.07.1985;
  • пунктом 15 Рекомендаций по организации учета тепловой энергии и теплоносителей на предприятиях, в учреждениях и организациях жилищно-коммунального хозяйства и бюджетной сферы, утвержденных приказом Госстроя Российской Федерации от 11.10.1999 № 73.

Предусмотренные правовыми актами методики определения количества тепловой энергии посредством расчетного (балансового) метода не носят обязательного характера, следовательно, в практике нет единого подхода к определению порядка учета энергии при отсутствии приборов учета по конкретной формуле.

Изложенное позволяет сделать вывод, что соглашением сторон могут быть предусмотрены различные методики определения количества поданной теплоэнергии.

За последнее время среди исков об урегулировании разногласий при определении порядка учета количества поданной тепловой энергии при выходе из строя приборов учета распространенными стали споры между ресурсоснабжающими организациями и управляющими организациями, заключающими договоры в интересах населения.

Так, ресурсоснабжающая организация предусмотрела в договоре порядок учета отпущенной тепловой энергии при отсутствии прибора учета на границе обслуживания и ответственности энергоснабжающей организации — по проектным нагрузкам, при отсутствии проектных нагрузок — расчетным методом по нормам теплопотребления.

Исполнитель коммунальных услуг, возразил против такого порядка, посчитав, что при расчетах за потребленную тепловую энергию в период неисправности приборов учетаследует учитывать показания индивидуальных приборов учета горячей воды, установленных некоторыми жильцами в квартирах.

Суд первой инстанции согласился с позицией ресурсоснабжающей организации, указал, что управляющая организация в отношениях с ресурсоснабжающей организацией с учетом пункта 1 статьи 539 Гражданского кодекса Российской Федерации выступает как потребитель тепловой энергии. При расчете количества поданной энергии по индивидуальным приборам учета не учитываются потери горячей воды во внутридомовых коммуникациях и оборудовании многоквартирного дома, в том числе и объем горячей воды, необходимый для содержания общего имущества в многоквартирном доме.

Окружной суд оставил решение в силе, но отклонил доводы управляющей организации о том, что тепловая энергия будет поставляться непосредственно населению, которое и является потребителем услуг, поскольку в договоре жильцы не указаны потребителями. Кроме того, энергоснабжающая организация не наделена полномочиями осуществлять проверку правильности снятия абонентом показаний индивидуальных приборов учета.

Согласно статье 542 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении энергоснабжающей организацией требований, предъявляемых к качеству энергии, абонент вправе отказаться от оплаты такой энергии. При этом энергоснабжающая организация вправе потребовать возмещения абонентом стоимости того, что абонент неосновательно сберег в результате использования им этой энергии.

Любой потребитель тепловой энергии функционирует наиболее эффективно в определенных только для него условиях при заданных (расчетных) параметрах теплоносителя. Поэтому конфликт интересов теплоснабжающей организации и множества потребителей относительно того, какие параметры теплоносителя необходимо поддерживать на коммерческих сечениях, должен решаться при подготовке и заключении договоров.

В настоящее время договорами на теплоснабжение обычно оговаривается только количество поставляемой теплоты, что освобождает теплоснабжающие организации от ответственности за качество теплоснабжения. В водяных системах теплоснабжения широко практикуется недогрев сетевой воды до температур, установленных расчетным температурным графиком регулирования отпуска теплоты в зависимости от температуры наружного воздуха. Требования к качеству тепловой энергии должны соответствовать требованиям документов о качестве (в данном случае — СНиП) и в этих пределах определяться соглашением сторон.

Так, при заключении договора теплоснабжения в горячей воде для нужд жилищного фонда между энергоснабжающей организацией и управляющей компанией возникли разногласия по согласованию графика температур сетевой воды и значений тепловых потерь в сетях.

Приняв во внимание применяемые ответчиком к другим потребителям графики, суд посчитал необходимым поддержать редакцию энергоснабжающей организации (75 — 60 С°).

Читайте так же:  Продам права требования

Управляющая компания предлагала применить в отношениях сторон график температур сетевой воды 95 — 70 С° при температуре воздуха — 33 С°.

Как правомерно указал суд первой инстанции, в соответствии с пунктом 2 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

В суде энергоснабжающая организация пояснила, что чисто технически не имеет возможности обеспечить подачу управляющей компании тепловой энергии по иному температурному графику, нежели другим потребителям, теплоснабжение которых производится от одной и той же котельной. Абонентские теплопотребляющие установки присоединены к тепловым сетям ответчика по зависимой схеме, то есть теплоноситель изтепловой сети энергоснабжающей организации поступает непосредственно в приборы абонентской установки. Для обеспечения надлежащего качества теплоснабжения, а также экономичных режимов выработки теплоты на котельных и передачи ее по тепловым сетям энергсонабжающая организация использует центральный метод регулирования. Иными словами, регулирование режима отпуска тепловой энергии осуществляется на котельных ответчика согласно утвержденному для системы теплоснабжения графика 75 — 60 С°.

Мотивируя свою позицию необходимостью соблюдения статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, управляющая компания не учитывает, что действующим законодательством не предусмотрено императивное требование в отношении температуры подаваемой сетевой воды в системах отопления 95 — 70 С°.

В пунктах 5.1.3 и 5.2.1 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных приказом Госстроя России от 27.09.2003 № 170, не содержится параметров теплоносителя, а приложение № 11 к названным Правилам, устанавливающее график качественного регулирования температуры воды в системах отопления при различных расчетных перепадах температуры воды в системе отопления 95 — 70 С°, носит рекомендательный характер.

СНиП 23.01.99 «Строительная климатология» и СНиП 31-01-2003 «Здания жилые многоквартирные» также не предусматривают график качественного регулирования температур воды в системах отопления 95 — 70 С°. Помимо этого, данные нормы регулируют взаимоотношения, связанные с проектированием и строительством здания и не могут быть применены при рассмотрении споров по урегулированию разногласий по договору теплоснабжения (дело № А28-8869/2007-88/26).

По другому делу об урегулировании разногласий при заключении договора теплоснабжения суд изложил условие, касающееся установления границы эксплуатационной ответственности, следующим образом: «Границей эксплуатационной ответственности является место соединения коллективного (общедомового) прибора учета с тепловой сетью, входящей в многоквартирный дом».

Суд отредактировал спорное условие договора с учетом положений пункта 8 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 № 491. Согласно указанному пункту Правил внешней границей сетей электро-, тепло-, водоснабжения и водоотведения, информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе сетей проводного радиовещания, кабельного телевидения, оптоволоконной сети, линий телефонной связи и других подобных сетей), входящих в состав общего имущества, если иное не установлено законодательством Российской Федерации, является внешняя граница стены многоквартирного дома, а границей эксплуатационной ответственности при наличии коллективного (общедомового) прибора учета соответствующего коммунального ресурса, если иное не установлено соглашением собственников помещений с исполнителем коммунальных услуг или ресурсоснабжающей организацией, является место соединения коллективного (общедомового) прибора учета с соответствующей инженерной сетью, входящей в многоквартирный дом.

Ссылаясь на статью 539 Гражданского кодекса Российской Федерации, энергоснабжающая организация настаивала на том, что при неустановлении балансодержателя участка тепловой трассы, проходящей от находящейся в ее пользовании тепловой камеры до стены жилого дома, суд не имел права обязывать ответчика заключить спорный договор вообще на каких- либо условиях. Общество посчитало неправомерным и возложение на него обязанности по обеспечению потребителя качеством теплоснабжения на границе балансовой принадлежности.

Между тем на день рассмотрения спора в кассационной инстанции на обозрение суда представлено решение городского Совета народных депутатов, свидетельствующее офактической передаче спорного участка сетей в аренду энергоснабжающей организации. Потребитель пояснил, что у администрации города и энергоснабжающей организации имеется договор, по условиям которого ответчик в счет арендной платы обязался оформить и зарегистрировать «бесхозные» тепловые сети, в избытке имеющиеся в городе. При приеме новых сетей энергоснабжающая организация закладывает в тариф следующего года все затраты по их обслуживанию, ремонту и расходы по транспортировке тепловой энергии. С учетом изложенного позиция ответчика в данной части не представляется обоснованной и правомерной в связи с отпадением юридических оснований по оспариванию границ эксплуатационной ответственности.

Статьей 546 Гражданского кодекса Российской Федерации не предоставлено право энергоснабжающей организации изменять условия договора в одностороннем порядке.

По общему правилу изменение договора энергоснабжения осуществляется по соглашению сторон. Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.

Согласно пункту 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами, договор может быть изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

  • в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  • изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
  • исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  • из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Приведем пример из судебной практики по спору, связанному с изменением договора энергоснабжения.

Абонент обратился в суд с иском о внесении изменений в договор на подачу тепловой энергии в горячей воде, мотивировав свою позицию тем, что количество потребления населением тепловой энергии в паре и горячей воде, первоначально согласованное с энергоснабжающей организацией, значительно превышает действительное количество.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований, посчитав, что истец не доказал нарушения соотношения имущественных интересов сторон при исполнении спорного договора без изменения его условий.

Оставив в силе указанное решение, суд округа указал, что при заключении спорного договора абонент знал о том, что расчет количества тепловой энергии осуществляется на основании теплотехнических характеристик объектов теплопотребления, количества проживающего населения, степени благоустройства, проектного максимального теплового потока объектов теплопотребления, и принял величину отпуска тепловой энергии без возражений.

Сторона, заинтересованная во внесении изменений в договор энергоснабжения на подачу тепловой энергии, не проявила осмотрительности, какая требовалась от нее по характеру договора и условиям оборота.

Условие сделки о плановом количестве отпускаемой тепловой энергии не может быть изменено в связи с отсутствием одновременно четырех необходимых условий изменения договора.

Между сторонами договора энергоснабжения нередко возникают споры о признании недействительным уже заключенного договора или отдельных его пунктов.

В качестве примера можно привести дело энергоснабжающей организацией и абонентом при заключении договора энергоснабжения от 01.05.2005.

Согласно статье 4 Федерального закона от 26.03.2003 № 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетики» в целях обеспечения государственного контроля за реализацией мероприятий по реформированию электроэнергетики со дня вступления в силу Федерального закона «Об электроэнергетике» и до 1 июля 2008 года вводится переходный период реформирования электроэнергетики.

С 1 апреля 2006 года юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям запрещается совмещать деятельность по передаче электрической энергии и оперативно- диспетчерскому управлению в электроэнергетике с деятельностью по производству и купле- продаже электрической энергии, а с даты окончания переходного периода реформирования электроэнергетики — группам лиц и аффилированным лицам в границах одной ценовой зоны оптового рынка.

В целях обеспечения реализации указанных требований с 1 апреля 2006 года не допускается одновременно иметь на праве собственности или на ином предусмотренном федеральными законами основании имущество, непосредственно используемое при осуществлении деятельности по передаче электрической энергии и оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике, и имущество, непосредственно используемое при осуществлении деятельности по производству и купле-продаже электрической энергии (статья 6 Федерального закона от 26.03.2003 № 36-ФЗ).

Посчитав, что договор энергоснабжения от 01.05.2005 не соответствует приведенной норме права, абонент обратился в суд с иском о признании договора недействительным (ничтожным) с 01.04.2006.

По общему правилу, предусмотренному в статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

В силу статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Договор энергоснабжения от 01.05.2005 на момент его заключения соответствовал требованиям действующего законодательства. В статье 6 Федерального закона от 26.03.2003 № 36-ФЗ не содержится указания на то, что действие данной нормы права распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Санкция статьи 6 Федерального закона от 26.03.2003 № 36-ФЗ, предусматривающая ответственность хозяйствующих субъектов, не обеспечивших в соответствующий срок выполнение установленного запрета на совмещение таких видов деятельности, как передача электроэнергии и ее купля-продажа, в виде принудительной реорганизации, свидетельствует лишь о том, что в переходный период реформирования электроэнергетики контрагенты обязаны привести свои договорные отношения в соответствие с требованиями Закона.

Стороны вправе привести договор в соответствие с действующим законодательством путем прекращения его действия или внесения соответствующих изменений в порядке статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких условиях суды двух инстанций отказали в удовлетворении искового требования абонента о признании ничтожным договора энергоснабжения от 01.05.2005.

В другом случае, заместитель прокурора, действующий от собственного имени и требуя защиты охраняемого законом интереса, обратился с иском в арбитражный суд о признании недействительным пункта договора поставки электрической энергии от 01.01.2006, заключенного энергоснабжающей организацией с психоневрологическим интернатом, согласно которому энергоснабжающей организации предоставлено право полностью или частично прекратить поставку энергии в случаях предусмотренных действующим законодательством и (или) настоящим договором, в том числе: возникновения или угрозы возникновения аварии в работе систем электроснабжения, а также устранения угрозы жизни и безопасности людей; проведения плановых (регламентных) ремонтных и профилактических работ электросетевого оборудования; нарушения абонентом обязательств по оплате энергии, определенных настоящим договором.

Пункт 2 статьи 546 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии допускаются по соглашению сторон, за исключением случаев, когда удостоверенное органом государственного энергетического надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни и безопасности граждан. О перерыве в подаче, прекращении или об ограничении подачи энергии энергоснабжающая организация должна предупредить абонента.

Прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом — юридическим лицом, но с соответствующим его предупреждением допускается в установленном законом или иными правовыми актами порядке в случае нарушения указанным абонентом обязательств по оплате энергии.

Перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом и без соответствующего его предупреждения допускаются в случае необходимости принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии при условии немедленного уведомления абонента об этом (пункт 3 статьи 546 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суды установили, что психоневрологический интернат является специализированным социально-медицинским учреждением, предназначенным для постоянного, временного (сроком до шести месяцев) и пятидневного в неделю проживания и обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов первой и второй групп, страдающих хроническими психическими заболеваниями и нуждающихся в постоянном постороннем уходе.

В отношении потребителей, прекращение или ограничение подачи которым топливно- энергетических ресурсов может привести к опасности для жизни людей, а также медицинских учреждений предусмотрен Особый порядок ограничения или прекращения подачи электрической и тепловой энергии при неоплате поданных им топливно- энергетических ресурсов, утвержденный постановлением Правительства РоссийскойФедерации от 05.01.1998 № 1 (применялся в момент заключения договора, далее — Постановление № 1).

В пункте 7 Постановления № 1 установлено, что не подлежит ограничению ниже аварийной (технологической) брони или прекращению подача топливно-энергетических ресурсов организациям, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.06.1999 № 664 «Об утверждении Положения об ограничении или временном прекращении подачи электрической энергии (мощности) потребителям при возникновении или угрозе возникновения аварии в работе систем электроснабжения» (действовавшим в момент заключения договора) утвержден перечень потребителей электрической энергии, которые не включаются в графики временного отключения электрической энергии. К ним в том числе отнесены медицинские учреждения и учреждения социального обеспечения.

В силу пункта 168 Правил функционирования № 530 в отношении потребителей (отдельных объектов), ограничение режима потребления которых может привести к возникновению угрозы жизни и здоровью людей, экологической безопасности либо безопасности государства, а также в отношении потребителей, ограничение режима потребления которых ниже уровня аварийной брони не допускается, применяется специальный порядок введения ограничения режима потребления. Перечень потребителей (отдельных объектов), ограничение режима потребления которых ниже уровня аварийной брони не допускается, приведен в приложении № 6. При этом в отношении таких потребителей (отдельных объектов) определяются величины аварийной и технологической брони в соответствии с пунктами 188 и 189 настоящих Правил.

Интернат как социально-медицинское учреждение включено в названный перечень потребителей.

Прекращение энергоснабжения лечебного учреждения может вызвать нарушение прав граждан на охрану жизни и здоровья, предусмотренных пунктом 1 статьи 20, статьей 41 Конституции Российской Федерации, статьей 17 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, поэтому основания для перерыва в подаче, прекращения или ограничения подачи энергии этим учреждениям могут быть предусмотрены только законом или принятыми на его основе иными нормативными правовыми актами.

Такие основания установлены, в частности, в пунктах 2 и 3 статьи 546 Гражданского кодекса Российской Федерации и в названных постановлениях Правительства Российской Федерации. Исследовав представленные в дело документы, суд пришел к выводу о том, что оспариваемый пункт договора является недействительным в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, как противоречащий закону и иным правовым актам.

Судья Н.А. Каширская
Помощник судьи С.В. Ионычева

Похожие записи:

  • Доверенность на ведение конкретного гражданского дела Формы и образцы нотариальных документов Город Екатеринбург, Свердловская область, Российская Федерация Тридцатого марта две тысячи четвертого года Я, Малинина Анна Александровна, 17.01.1958 года рождения, проживающая в г. Екатеринбурге, по ул. […]
  • Лицензия на использование криптопро 36 Лицензия Управления ФСБ России по городу Москве и Московской области ГТ № 0095959 Рег.№ 30590 от 04 октября 2017 г. на проведение работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну. Лицензия Центра по лицензированию, […]
  • Заявление на участие в конкурсе на замещение вакантной должности госслужбы Образец заявления для участия в конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Образец заявления для участия в конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Руководителю […]
  • Приказ мз рф 414 Приказ министерства здравоохранения Саратовской области от 4 апреля 2011 г. N 414 "О Комиссии министерства здравоохранения Саратовской области по отбору больных для оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи" […]
  • Приказ мвд 208 от 06032008 г Приказ мвд 727 от 27 июля 2012 Сохраненные в избранное доступны из именно приказ мвд 1030 от 13.11. ПРИКАЗ МВД РОССИИ от 29 августа 2016 г. n 501 О внесении изменений в приказ МВД России от 31 июля 2012 г. n 747 Об утверждении форм статистической […]
  • Налоговый вычет родителям ребенка инвалида Налоговые вычеты для родителей детей-инвалидов Нашла в Интернете информацию, что для родителей детей-инвалидов с 1 января значительно выросли налоговые вычеты. Подскажите, что это такое и куда обращаться, чтобы это работало. С 1 января 2016 года […]