Жалоба уполномоченному по правам человека рф

Какие жалобы рассматривает Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, его компетенция?

Компетенция, организационные формы и условия деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации регулируются Федеральным конституционным законом от 26 февраля 1997 года № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».

Правовыми средствами, указанными в настоящем Федеральном конституционном законе, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации способствует восстановлению нарушенных прав, обратившихся к нему заявителей, не подменяя при этом деятельность иных органов и должностных лиц.

Правозащитная деятельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод человека, таких, в частности, как органы правосудия и прокуратуры или контролирующие органы.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации рассматривает жалобы заявителей на решения или действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц и государственных служащих при условии, что заявители ранее обжаловали их в судебном или административном порядке, но не согласны с решениями, принятыми по их жалобам.

Заявитель должен обладать формальным правом на обращение к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, то есть:

– являться жертвой нарушения прав человека (находиться в публичных отношениях «личность и власть», а не быть участником гражданско-правового договора, например, займа или купли-продажи), ее законным представителем, адвокатом, либо участником уголовного или гражданского судопроизводства, имеющим процессуальное право на обжалование вступившего в законную силу судебного решения;

– его права предположительно должны быть нарушены решением или действием (бездействием) федерального, регионального или муниципального органа власти, его должностным лицом, либо вступившим в законную силу судебным решением по уголовному или гражданскому делу (Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации не вправе вмешиваться в процессуальную деятельность независимых органов дознания, предварительного следствия и правосудия, осуществление прокурорского надзора, в рассмотрение частно-правовых споров между гражданами, с коммерческими и общественными организациями);

– предварительно обжаловать решение или действие (бездействие), нарушающее, как он полагает, его права или свободы, в судебном или административном порядке, приложив копии всех имеющихся у него документов (проверка сообщений о готовящихся или совершенных преступлениях к компетенции Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации не относится).

Лица, находящиеся в местах принудительного содержания, вправе обращаться к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации без предварительного обжалования решения или действия (бездействия) администрации места принудительного содержания; их жалобы просмотру администрацией мест принудительного содержания не подлежат и в течение 24 часов направляются Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации не рассматривает жалобы на решения палат Федерального Собрания Российской Федерации (Совета Федерации и Государственной Думы), законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Уполномоченные по правам человека в субъектах Российской Федерации и их аппараты являются независимыми самостоятельными государственными органами субъектов Российской Федерации и Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации не подотчетны и не подконтрольны.

Чьи жалобы рассматривает Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации?

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации рассматривает жалобы граждан Российской Федерации (независимо от места их нахождения) и находящихся на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства.

Жалоба уполномоченному по правам человека рф

Уполномоченному по правам человека
в Российской Федерации В.П. ЛУКИНУ
от Садчикова Николая Андреевича, проживающего:
413030 Саратовская область, Воскресенский район,
с. Воскресенское, ул. Читалина д.18,
дом. тел. 8(84568) 2-28-37

30.04.07 года я обратился в Воскресенский РОВД Саратовской области с устным заявлением о преступлении, которое было принято и оформлено «протоколом принятия устного заявления о преступлении».
Поскольку в установленный УПК РФ срок я не получил решение из Воскресенского РОВД по указанному заявлению о преступлении, то 07.05.07 г. я обратился с идентичным устным заявлением о преступлении в прокуратуру Воскресенского района. Заместителем прокурора Воскресенского района в соответствии с требованиями ст.141 (ч.1, ч.3, ч.6), ст.476 УПК РФ был составлен процессуальный документ — «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07. В частности, я был предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, о чем в протоколе сделана отметка, удостоверенная моей подписью. Заявление о преступлении зарегистрировано под №80пр 07 в Книге регистрации сообщений о преступлениях. Мне был выдан предусмотренный ч.4 ст.141 УПК РФ документ о принятии сообщения о преступлении. (Поскольку суть содержания протоколов идентична, то далее буду вести речь только о протоколе от 07.05.07 г.).
Существо содержания протоколов (суть преступления): Первое мое письменное заявление о возбуждении уголовного дела от 27.12.06 г. не было зарегистрировано как сообщение о преступлении ни в Саратовской областной прокуратуре, ни в Воскресенской районной прокуратуре, хотя в заявлении содержалось сообщение о преступлении и просьба возбудить уголовное дело в отношении конкретных судебных приставов по конкретным статьям УК РФ. При этом в заявлении и приложенных к нему документах-доказательствах, содержалось более чем достаточно данных, указывающих на явные признаки преступления. (Судебный пристав-исполнитель и ст. судебный пристав совершили преступления, предусмотренные ст.292, ч.1 ст.303, ч.1 ст.285 УК РФ, в результате которых до настоящего времени не исполнено требование исполнительного листа о восстановлении меня на работе).
Второе идентичное заявление о преступлении от 06.03.2007 года было зарегистрировано в районной прокуратуре как сообщение о преступлении, по результатам рассмотрения которого следователь прокуратуры Кирилин Д.Н. вынес решение-постановление от 04.04.07 г. №32 пр07 об отказе в возбуждении уголовного дела. Помощник прокурора Кирилина Е.В. и прокурор Полонский Е.В. не приняли мер по обеспечению вынесения постановления о возбуждении уголовного дела ни по первому, ни по второму заявлению о преступлении (при этом их ответы, по сути, являются отказом в возбуждении уголовного дела). Таким образом, указанные должностные лица прокуратуры Воскресенского района, совершили преступление, предусмотренное ч.1 ст.285 УК РФ, которое выразилось в том, что ими были скрыты преступления, совершенные судебными приставами Воскресенского ПССП.
По результату рассмотрения «Протокола принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. в порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ, зам. прокурора Воскресенского района вынес постановление от 08.05.07 г. № 80пр 07 о передаче сообщения о преступлении по подследственности в Саратовскую областную прокуратуру (прилагается). Указанные постановление и протокол были направлены в областную прокуратуру.
Из областной прокуратуры я получил письмо-ответ от 25.05.07 г. №15-436–07 (прилагается) и. о. начальника отдела прокуратуры Саратовской области по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью органов прокуратуры И. Г. Иванова. По смыслу п.31 ст.5 УПК РФ и в силу занимаемой должности Иванов И.Г. является прокурором (далее прокурор Иванов).
14.07.07 г. я обратился с жалобой в порядке, установленном ч.1 ст.19, ст.123 УПК РФ, к прокурору Саратовской области на ответ Иванова в части его ответа, указанной ниже. На жалобу получил ответ от 20.08.07 г. № 15-436-07 зам. прокурора области (прилагается) .
12.09.07 г. я обратился с жалобой в порядке, установленном ч.1 ст.19, ст.123 УПК РФ, к прокурору Саратовской области на ответы Иванова и зам. прокурора Саратовской области о нарушении процедуры проверки (рассмотрения) «Протокола принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. На жалобу получил ответ от 17.09.07 г. №15-436-07 начальника отдела прокуратуры Саратовской области с отказом рассматривать мою жалобу по существу.
Кроме того, 10.08.07 г. я обращался в порядке, установленном ч.1 ст.19, ст.123 УПК РФ, в Отдел Генеральной прокуратуры РФ в Приволжском федеральном округе с жалобой о нарушении должностными лицами прокуратуры Саратовской области установленной УПК РФ процедуры рассмотрения указанных протоколов и жалобы от 14.07.07 г., откуда жалоба была направлена в прокуратуру Саратовской области, из которой я получил ответ, что ранее мне уже давался ответ зам. прокурора области.
(В нарушение УПК РФ в прокуратуре все мои жалобы рассматривались не в порядке, установленном ст.124 УПК РФ. Все ответы даны в форме письма, а не в форме постановления. Более того, ответы даны не по существу вопросов жалобы).
1. 24.03.08 г. я обратился в Волжский районный суд г. Саратова с жалобой на действие и бездействие прокурора Иванова.
Предмет моих жалобвышестоящим должностным лицам прокуратуры и в Волжский районный суд один и тот же — это часть ответа Иванова, а именно следующая цитата: «Также разъясняю, что в соответствии с действующим законодательством, заявления о преступлениях подлежат проверке в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ при наличии в них сведений о совершенном преступлении и достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В заявлениях от 30.04.2007 года и 07.05.2007 года данные, указывающие на признаки преступления в действиях сотрудников прокуратуры области и прокуратуры Воскресенского района, отсутствуют, в связи с чем оснований для проведения проверки не имеется». (Поясняю: протоколы от 30.04.07 г. и 07.05.07 г. Иванов обзывает «заявлениями»). В остальной части ответ Иванова — другие его выводы — мною не обжаловались.
Требования моей жалобы в суд, цитирую: «1) Признать незаконным действие … . . Иванова в части ответа от 25.05.07 г. о невозможности рассмотрения «протокола принятия устного заявления о преступлении» от 7.05.07 г. в процессуальном порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ; 2) Признать незаконным бездействие того же должностного лица в части непринятия мер по обеспечению рассмотрения «протокола принятия устного заявления о преступлении» от 7.05.07 г. в процессуальном порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ; 3) Обязать прокурора Саратовской области принять меры по обеспечению рассмотрения «протокола принятия устного заявления о преступлении» от 7.05.07 г. в процессуальном порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ».
(Прояснение предмета жалобы и требований жалобы понадобилось, поскольку при «пересказе» их искажают, затуманивают, а то и вовсе подменяют).
Ниже излагаю аргументацию моей жалобы в суд от 24.03.08 г..
Убрав из приведенной выше цитаты несущественное, и в скобках добавив уточнение, получим цитату: « .. разъясняю, что в соответствии с действующим законодательством, заявления о преступлениях подлежат проверке в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ при наличиив нихдостаточных данных, указывающих на признаки преступления. В заявлении от 07.05.07 г. данные, указывающие на признаки преступления в действиях сотрудников прокуратуры, отсутствуют, в связи с чем оснований для проведения проверки («протокола» от 07.05.07 г. в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ) не имеется». Другими словами, заключение Иванова: «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. не подлежит проверке (рассмотрению) в порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ. (Более того, как видно ниже, Иванов не рассматривал протокол от 07.05.07 г. в порядке, установленном УПК РФ. То есть он утверждает, что протокол от 07.05.07 г. не подлежит рассмотрению в порядке, установленном УПК РФ. Этот тезис более сильный).
Однако анализ действующего законодательства показывает: данное в цитате «разъяснение» и заключение заведомо незаконны, ложны и абсурдны.
В «разъяснении» (первое предложение) указывается, что якобы необходимым условием (основанием) проверки заявления о преступлении, в порядке установленном ст.ст.144-145 УПК РФ, является наличиев заявлении о преступлениидостаточных данных, указывающих на признаки преступления. Однако, в действительности, по смыслу ч.1 ст.144 УПК РФ, достаточным условием (основанием) для проверки, в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ, заявления о преступлении является наличие факта принятого полномочным должностным лицом заявления о преступлении. А «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления» — это основание для возбуждения уголовного дела (ч.2 ст.140 УПК РФ). То есть в «разъяснении» Иванов подменилоснование для проверки, в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ, заявления о преступлении (таким основанием является факт принятого полномочным должностным лицом заявления о преступлении), основанием для возбуждения уголовного дела (таким основанием является «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления»). Таким образом, Иванов в «разъяснении» создал (придумал) положение «нормы права» «действующего законодательства».
В результате подмены указанного основания Иванов, конечно, приходит к абсурдному и смехотворномузаключению: «оснований для проведения проверки — «Протокола принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ — не имеется». (Это как, если бы Иванов заболев, войдя в кабинет врача, услышал бы: «Разъясняю, что в соответствии с действующим законодательством, пациенты подлежат выслушиванию при наличии достаточных данных, указывающих на признаки болезни у них. Данные, указывающие на признаки у Вас болезни, отсутствуют, в связи с чем оснований для Вашего выслушивания не имеется. Поэтому гуляй, Ваня!»).
Однако, как следует из ч.1 ст.144, ч.2 ст.140, ч.1 ст.145, ч.1 ст.146, ч.1 ст.148 УПК РФ, проверка, в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ, заявления о преступлении на стадии возбуждения уголовного дела и проводится именно с цельюустановленияналичия (отсутствия) достаточных данных, указывающих на признаки преступления. При установлении в результате проверки, в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ, наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления (основания для возбуждения уголовного дела), выносится постановление о возбуждении уголовного дела, а при отсутствии таковых – постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Правильность этого вывода подтверждается Конституционным Судом РФ в п.4 постановления от 14.01.2000 года №1-П: «В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством возбуждение уголовного дела является начальной, самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которойустанавливаютсяоснованияк возбуждению уголовного дела, в том числе достаточность данных, указывающих на признаки преступления, …».
Ложность и абсурдность утверждения-«разъяснения» Иванова (положения «нормы права», созданной Ивановым в первом предложении) можно доказать также известным из логики методом: методом «сведения к абсурду». Допустим, утверждение Иванова истинно. Тогда из этого утверждения вытекает следствие: все заявления о преступлениях, рассмотренные в порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ, содержат достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Однако «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления» — это основание для принятия решения о возбуждении уголовного дела (ч.2 ст.140 УПК РФ). Следовательно, из указанного условного допущения (основания) следует: по всем заявлениям о преступлении, рассмотренным в порядке установленном ст.ст.144 –145 УПК РФ, должно быть принято решение о возбуждении уголовного дела. Однако это следствие ложно и абсурдно: по рассмотренному, в порядке установленном ст.ст.144 –145 УПК РФ, заявлению о преступлении может быть принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела (п.2 ч.1 ст.145 УПК РФ).
Согласно правилу логики, из ложности следствия всегда следует ложность основания. Следовательно, ложно утверждение Иванова, что якобы «заявления о преступлениях подлежат проверке в порядке ст.ст.144–145 УПК РФ при наличии в них … достаточных данных, указывающих на признаки преступления».
Умозаключение Иванова в приведенной цитате представляет собой софизм.Средство борьбы с софистикой формальная логика (далее используется терминология логики).
Логический анализ показывает, что в единственном умозаключении Иванов умудряется совершить две «ошибки»:
1) использует ложную большую посылку (доказано выше);
2) форма умозаключения абсурдна, ибо в умозаключении отсутствует логическая связь между посылками: в большой посылке говориться о «заявлении о преступлении», а в малой посылке говориться о «заявлении». Однако, юридическое понятие «заявление о преступлении» и юридическое понятие «заявление», несовместимы.Логическое доказательство: Из письма зам. прокурора области от 20.08.2007 г. № 15-436-07 видно, что «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. Иванов рассматривал (проверял) в порядке, установленном Инструкцией «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры» (далее Инструкция). Из п.1.1 Инструкции видно, что Инструкция разрабатывалась на основе закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее Закон). В ст.4 Закона даны определения терминов (понятий) «заявление», «обращение гражданина». Эти определения идентичны определениям этих же терминов (понятий) в п.1.8 Инструкции. Следовательно, Иванов использует слово «заявление» в качестве юридического понятия «заявление», предусмотренного п.3 ст.4 Закона. Однако, как видно из ст.141 (ч.1, ч.3), п.43 ст.5 УПК РФ и п.3 ст.4 Закона, юридическое понятие «заявление о преступлении» и юридическое понятие «заявление», несовместимы. Следовательно, форма умозаключения Иванова действительно абсурдна.
Умозаключение Иванова, в котором он одновременно считает «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. «заявлением о преступлении» и «заявлением», смехотворно, и невольно напоминает анекдот о Б. Расселе, который шутки ради, используя ложную посылку, «доказал», что он, Б. Рассел, и папа римский одно и тоже лицо. Впрочем, Иванов не утруждал себя доказательствами, он просто обозвал «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. «заявлением» от 07.05.07 г. и, таким беспардонным образом, подменилюридическое понятие. (Подмена понятия маскируется контекстом умозаключения. Поскольку в большей посылке говориться о «заявлении о преступлении», то каждый нормальный человек предполагает, что в малой посылке также говориться о «заявлении о преступлении от 07.05.07 г.», а слово «преступление» сократили для краткости изложения).
Вывод по итогам анализа умозаключения.
Как известно из логики, заключение, полученное в результате умозаключения, только тогда истинно (достоверно), когда: а) посылки истинны (достоверны); б) форма умозаключения правильная (правила умозаключения соблюдены). Однако в умозаключении Иванова большая посылка заведомо ложна, форма умозаключения абсурдна. Кроме того, Иванов способом «обзывания» подменил юридическое понятие. Следовательно, заключение Иванова — якобы протокол от 07.05.07 г. не подлежит проверке (рассмотрению) в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ – заведомо ложно.
Правильность
этого вывода подтверждается тем очевидным фактом, что заключение Иванова противоречит действию зам. прокурора Воскресенского района: из постановления от 08.05.07 г. № 80пр 07 видно, что протокол от 7.05.07 г. рассматривался зам. прокурора в порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ.
Итак, строго логически доказано: данное Ивановым в цитате «разъяснение» и заключениезаведомо незаконны, ложны и абсурдны. Однако судья проигнорировал мои доводы и логическое доказательство.
1.1 Не имея законных оснований, а следовательно, не имея возможности логически доказать абсурдный тезис, что якобы предусмотренный УПК РФпроцессуальный документ «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 года не подлежит рассмотрению в порядке, установленном УПК РФ, прокуроры и судьи применяют множество различного вида уловок.
Рассмотрю подробно уловку «подмена понятия» и ее последствиях.
Слова «заявление», «обращение» многозначны — это используется должностными лицами прокуратуры (а также судьями) в уловке «подмена понятия».
В широком смысле, слова «заявление», «обращение» означаютлюбой документ-обращение гражданина, в частности, «протокол принятия устного заявления о преступлении». В узком смысле, слова «заявление», «обращение» – это юридические термины (понятия), предусмотренные ст.4 Закона. Кроме того, слово «заявление» используется в качестве юридического понятия (термина) с другим содержанием в других законах.
Так вот, должностные лица прокуратуры «все и вся», что называется, «кроют»«заявлениями», «обращениями», при этом связывают эти слова с юридическими понятиями, предусмотренными ст.4 Закона.
Так, Иванов обзывает «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 7.05.07 г. «заявлением» от 07.05.07 г. Зам прокурора области Никитин Н.В. в письме от 20.08.07 г. этот же протокол обзывает «обращением от 7.05.07 г.» и сообщает, что «обращение от 7.05.07 г.» рассматривалось в порядке, предусмотренном Инструкцией. Очевидно, что юридические понятие «обращение», предусмотренное п.1.8 Инструкции и п.1 ст.4 Закона, и юридическое понятие «заявление о преступлении», предусмотренное ст.141 УПК РФ (в частности, «протокол принятия устного заявление о преступлении»), несовместимы; таким обзыванием производится подменапонятия.
Между тем, согласно п.2 ст.1 Закона, порядок рассмотрения обращений граждан, установленный Законом (а соответственно, и Инструкцией), распространяется только на документы-«обращения граждан», предусмотренные п.1 ст.4 Закона, а иные документы-обращения граждан «подлежат рассмотрению в порядке, установленном иными федеральными конституционными законами и иными федеральными законами». В данном случае таким иным документом-обращением является «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г., а «иным федеральным законом» — УПК РФ. Следовательно, он должен рассматриваться в порядке, установленном УПК РФ, а не в порядке, установленном Законом и Инструкцией.
Есть народная поговорка: «Ты меня хоть горшком назови, но только в печь не ставь». Однако Иванов, обозвав «Протокол принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. «заявлением» от 07.05.07 г., прекратил, в нарушение требований ч.2 ст.1, ст.144 УПК РФ, предусмотренную УПК РФ судопроизводственную форму проверки «Протокола» от 07.05.07 г. начатую зам. прокурора Воскресенского района, и подменил ее формой (процедурой) проверки, предусмотренной Законом и Инструкцией. Между тем Конституционный Суд РФ указал, цитирую: «..прокурор, .. и иные должностные лица .. должны подчиняться предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства (ч.2 ст.1), .. они обязаны … приниматьрешения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7). … Каких-либо положений, допускающих освобождение прокурора … от выполнения этих обязанностей, УПК РФ … не содержит» (п.3 абз.3 Постан. от 29.06.04 г. №13-П); «…обязан обеспечить … недопустимостьподменысудопроизводственной формы защиты права другой и произвольного прекращенияначатогосудопроизводства. » (п.2 абз.4 Опред. от 12.07.06 г. № 182-О).
Следствием указанной подменыпонятия и подмены формы (процедуры) проверки стало то, что по результату проверки «Протокола принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. вынесено не процессуальное решение в форме постановления, предусмотренного ст.476 УПК РФ, которое в силу ч.4 ст.7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным, а дается ответ в форме письма (отписки). Скоро будет два года, как я не могу добиться от прокуратуры области принятия по «Протоколу принятия устного заявления о преступлении» от 07.05.07 г. одного из процессуальных решений, предусмотренных ч.1 ст.145 УПК РФ, в форме постановления. Между тем, согласно ч.1 ст.144 УПК РФ, решение-постановление должно быть принято в течение трех дней.
Вышестоящие должностные лица прокуратуры при рассмотрении моих жалоб, поданных на ответ Иванова в порядке ч.1 ст.19, ст.123 УПК РФ, также подменилиустановленную ст.124 УПК РФсудопроизводственную форму (процедуру) проверки моих жалоб на форму (процедуру), установленную Законом и Инструкцией; и, как следствие, вынесли не процессуальные решения в форме постановления, предусмотренного ч.2 ст.124 ПК РФ, которое в силу ч.4 ст.7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным, а дали ответ в форме письма-отписки ( к тому же не по существу жалобы).
Нарушение Ивановым требований ст.ст.144-145 УПК РФ и вышестоящими должностными лицами прокуратуры требований ст.124 УПК РФ подтверждается практикой Верховного Суда РФ. Смотрите:
а) Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 09.11.06 г. №31-Д06-30 по делу аналогичному моему (Бюл. № 9 от 28.09.2007 — http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=5015)
б) Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20.12.06г. №636-П06ПР (Бюл. ВС РФ № 7 от 30.07.07 — http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=4919), цитирую: «Уголовно-процессуальный закон не устанавливает каких-либо ограничений при проведении проверки по сообщению о совершенном или готовящемся преступлении в отношении лиц, указанных в ст. 447 УПК РФ»; «.. не основанной на законе является ссылка в кассационном определении на то, что ст.ст. 447, 448 УПК РФ содержат ограничения по субъектам, в отношении которых может проводиться проверка в порядке, предусмотренном ст.ст. 144, 145 УПК РФ».
2. Постановлением судьи Волжского районного суда от 07.04.08 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Саратовской области от 15.07.2008 года, мне отказано в удовлетворении требований вышеуказанной жалобы.
Постановлением судьи Президиума Саратовского областного суда от 11.11.2008 года, с которым в письме от 25.12.2008 г. № 4у-2350/08 согласился председатель Саратовского областного суда, мне отказано в пересмотре указанных решений судов
Я не согласен указанными решениями судов, поскольку они явно, очевидно незаконны (в буквальном смысле слова «очевидно») и не являются адекватными ответами на мои жалобы.
3. Одним из принципов уголовного судопроизводства является установленный ч.4 ст.7 УПК РФ принцип законности, согласно которому «определения суда, постановления судьи, прокурора … должны быть законными, обоснованными и мотивированными». «…суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного,т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу ..» (п.2 абз.3 Пост. КС РФ от 08.12.03 г. №18). Следовательно, если решение суда не соответствует требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, то оно неправосудно.
Конституционно-правовой смысл положений ст.ст.7 (ч.4), 123, 124, 125, 388, 408 УПК РФ раскрыт Конституционным Судом РФ в определении от 25.01.05 г. № 42-О, цитирую:
«Вопрос о гарантиях правана получение обоснованного и мотивированного решения по обращению, направленному в суд или иной правоприменительный орган в связи с производством по уголовному делу, ранее уже был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Так, в Определении от 8 июля 2004 года N 237-О … Конституционный Суд РФ отметил, что одной из важных гарантийконституционного права на судебную защиту и восстановление в правах является право обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, в том числе судов…
…. Как указал Конституционный Суд РФ, вытекающие из статей 46 (части 1 и 2) Конституции РФ … требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям соответствующих судебных инстанций предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых ими решений, в том числе — обоснования отказа в отмене или изменении обжалуемого судебного акта, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.
С учетом этого Конституционный Суд РФ признал, что положения статей 388 и 408 УПК РФ в единствес частью четвертой его статьи 7не предоставляют суду кассационной или надзорной инстанции возможностьигнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения судаво всяком случае должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, … а также на нормах материального и процессуального права, — иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение уголовного дела……
Приведенная правовая позиция в полной мере относитсяко всем иным, помимо выносимых соответствующими судами по кассационным и надзорным жалобам на приговор, решениям, принимаемым в ходе уголовного судопроизводства компетентными органами и должностными лицамипо любым обращениям граждан. (Замечание Садчикова: то есть приведенная правовая позиция относится ко всем решениям суда первой, кассационной и надзорной инстанций, а также ответам прокуроров).
Конституция РФ гарантирует каждому правообращаться … в государственные органы (статья 33), защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), в том числе путем обжалованияв судрешений и действий (бездействия)должностных лиц.Указанные права, по смыслу Конституции РФ, в частности ее статьи 21 (часть 1), которая, как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 3 мая 1995 года N 4-П … требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагаютне толькоправоподать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и правополучить на это обращение адекватный ответ. Применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимостьпринятия по обращению предусмотренного закономпроцессуального решения, которое в силу части четвертой статьи 7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но иназванныхконституционных прав.
Таким образом, положениястатей 7, 123, 125, 388 и 408 УПК РФ не допускаютотказ судов и иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всехдоводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а также мотивировки своих решений путем указанияна конкретные, достаточные, с точки зрения принципа разумности, основания,по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом …». Конец цитаты.
Из приведенной цитаты очевидно:
1) положения ст.ст.33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции РФ, положения ст.ст.7 (ч.4), 123, 124, 125, 388 и 408 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, данном Конституционным Судом РФ, гарантируют гражданину правополучить на свое обращение адекватныйответ суда — это право является элементом прав,гарантированныхназванными статьями Конституции РФ. Если ответ суда не являетсяадекватным, то тем самымнарушаютсяконституционные права гражданина, гарантированные ст.ст.33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции РФ (см. п.2 абз.2, п.2 абз.5) В частности, нарушаетсяконституционное право на судебную защиту,гарантированное ст.46 Конституции РФ.
Иное толкование Конституционным Судом РФ указанных выше положений УПК РФ превращало бы в насмешкугарантированные ст.46 (ч.1-2) Конституции РФ право на судебную защиту, право на обжалование действий (бездействия) должностных лиц в суд, а также требование ст.2 Конституции РФ (обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права гражданина), поскольку позволяло бы суду даватьабсурдный ответ на обращение гражданина в суд и, таким образом, не удовлетворять законное требование гражданина.
Из определения Конституционного Суда РФ следует наиважнейший вывод: поскольку, согласно ч.3 ст.56 Конституции РФ, «не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями … 46-56 Конституции РФ», то нарушение права гражданина, гарантированного ст.46 Конституции РФ, — право получить от судаадекватныйответ на свое обращение — является безусловным основанием для отмены решения суда.
2) Положениями ст.ст.7 (ч.4),125, 388, 408 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, данном Конституционным Судом РФ, установлены критерии, когда ответсуда является адекватным:
а) по обращению должно быть принято предусмотренное законом процессуальное решение, которое в силу ч.4 ст.7 УПК РФ должно быть законным, обоснованным и мотивированным (п.2 абз.5);
б) мотивировка решения суда во всяком случаедолжна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, а также на нормах материального и процессуального права (п.2 абз.3); мотивировочная часть должна обязательносодержать фактическое и правовое обоснование принятого решения суда (п.2 абз.2); не допустим отказ суда в удовлетворении заявленных требований без приведения фактических и правовых мотивов отказа (п.2 абз.3);
в) не допускаетсяотказ суда при рассмотрении обращений «от исследования и оценкивсех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются» (п.2 абз.6, а также п.1 абз.1 итоговой части определения); не допускается игнорирование или произвольное отклонение доводов обращения (п.2 абз.3).
Цитата: «В силу статьи 6 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» выявленный в настоящем Определении конституционно-правовой смысл указанных норм УПК РФ является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике» (п.1 абз.2 итоговой части определения).
4. Постановление судьи Вдовина Н.В. от 07.04.08 г.не является адекватным ответом на мою жалобу, поскольку не соответствует указанным критериям (требованиям ч.4 ст.7, ст.125 УПК РФ, в их конституционно-правовом истолковании, данном Конституционным Судом РФ):
а) судья допустил отказ в удовлетворении моих заявленных требований без приведенияправовых мотивов; мотивировочная часть не содержит правовое обоснованиепринятого решения: не излагается норма права и не указана статья закона (более того, не указан даже закон), согласно которого якобы заявления о преступлении (в частности, «протокол принятия устного заявления о преступлении») подлежат проверке в порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ, только при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Это явное, очевидное нарушение принципа законности, установленного ч.4 ст.7 УПК РФ – явный произвол;
б) судья допустил отказ от исследования и оценкивсехдоводов жалобы (кроме одного второстепенного довода), допустил отказ от мотивировки своего решения путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются;допустилигнорированиевсех доводов жалобы.
Кроме того, судья допускает следующие уловки.
а) В юридической практике применение законов заключается в подведении частных случаев жизни под предусматривающие их в общей форме нормы права. Это подведение имеет вид силлогизма, в котором большой посылкой служит законодательная норма или ряд норм, а малой посылкой — фактические обстоятельства данного конкретного случая, а вытекающее из них с логической необходимостью заключение дает ответ на возникший и подлежащий разрешению юридический вопрос.
Анализ формы умозаключения судьи, в результате которого он пришел к заключению — «протокол от 07.05.07 г. подлежит рассмотрению не в порядке, предусмотренном ст.ст.144-145 УПК РФ» — выявляет: малую посылку (аргументы-факты) и заключение. Поскольку в умозаключении отсутствует большая посылка (норма права, статья закона), то умозаключение судьи не является дедуктивным умозаключением. Поэтому никакое заключение, в том числе заключение судьи, не следует с логической необходимостью из фактических обстоятельств, установленных судьей. Очевидно, что такая форма умозаключения абсурдна, а вывод недостоверен.
С такой формой умозаключения из любого обстоятельства-факта (или совокупности обстоятельств-фактов) можно «вывести» какое угодно заключение (Например, есть обстоятельство-факт «у Садчикова в огороде бузина». Следовательно, «у судьи Вдовина Н.В. в Киеве дядька»). В частности, можно «вывести» противоречащие заключения. Иллюстрацией этому служит следующее умозаключение судьи Вдовина Н.В.: сообщение о преступлении (изложенное в протоколе от 07.05.07 г.) «не относиться к подследственности районной прокуратуры» (малая посылка), и следовательно, зам. прокурора района Великанов Д.В. «не вправе был принимать какое-либо процессуальное решение по нему» (заключение).
Правильное умозаключение должно быть таким: согласно п.3 ч.1 ст.145 УПК РФ, если сообщение о преступлении не относится к подследственности районной прокуратуры, то должно обязательно принято процессуальное решение о передаче сообщения о преступлении по подследственности (большая посылка). Сообщение о преступлении, изложенное в протоколе от 07.05.07 г., «не относиться к подследственности районной прокуратуры» (малая посылка). Следовательно, зам. прокурора района Великанов Д.В. обязан принять процессуальное решение-постановление о передаче сообщения о преступлении по подследственности (заключение). Поэтому зам. прокурора правомерно вынес решение-постановление от 08.05.07 г. № 80пр 07 о передаче сообщения о преступлении по подследственности в областную прокуратуру.
Как видим, из одной и той жемалой посылки (из одного и того же фактического обстоятельства) «выведены» противоречащие заключения.
Судья явно нарушает правила логики: использует абсурдные формы умозаключения.
Когда читаешь постановление судьи Вдовина Н.В., невольно возникает вопрос: «Ваша честь, Вы сами то поняли, что сказали?». Очевидно, что мотивировочная часть постановления по форме рассуждения представляет собой софистическую белиберду.
б) Любимая уловка судей и прокуроров – это уловка «пересказа» содержания документов, при этом содержание документа искажается, а то и вовсе приписывается то, чего в нем нет (как судья надзорной инстанции — см. ниже).
Так, судья Вдовин Н.В. утверждает, что якобы в протоколе 07.05.07 г. сущность сообщения о преступлении заключается в том, что должностные лица прокуратуры Воскресенского района не зарегистрировали «обращение от 27.12.06 г. как сообщение о преступлении».
Во-первых, судья «не заметил» ключевые слова протоколов: «более чем достаточно данных, указывающих на явные признаки преступления», «совершено преступление, предусмотренное ч.1 ст.285 УК РФ – злоупотребление должностными полномочиями, выразившееся в сокрытии преступления».
Во-вторых, самое главное, такой «пересказ» смехотворен, поскольку он оглупляетдействия сотрудника милиции и зам. прокурора района, которые составляли «Протоколы принятия устного заявления о преступлении» от 30.04.07 г. и от 07.05.07 г. Я не заставлял их под дулом пистолета составлять указанные протоколы, а УПК РФ обязывает оформлять протоколом только заявления, в которых сообщается о преступлении. (Кстати, меня в милиции буквально под дулом автомата пытались заставить написать заявление о преступлении: так было бы проще превратить его в «заявление» и не рассматривать в порядке, установленном УПК РФ).
Существо содержания протоколов изложено выше.
5. Кассационное определение суда от 15.07.08 г.не являетсяадекватным ответом, поскольку не соответствует указанным выше критериям (требованиям ч.4 ст.7, ст.388 УПК РФ, в их конституционно-правовом истолковании, данном Конституционным Судом РФ):
а) суд допустил отказ в удовлетворении моих заявленных требований без приведенияправовых мотивов; мотивировочная часть не содержит правовое обоснованиепринятого решения: не излагается норма права и не указана статья закона (более того, не указан даже закон), согласно которого якобы заявления о преступлении (в частности, «протокол принятия устного заявления о преступлении») подлежат проверке в порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ, только при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Это явное, очевидное нарушение принципа законности, установленного ч.4 ст.7 УПК РФ – явный произвол; б) суд допустил отказ от исследования и оценкивсехдоводов жалобы (доводы изложены выше), допустил отказ от мотивировки своего решения путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются;допустил игнорирование всех доводов жалобы.
6. Постановление судьи надзорной инстанции от 11.11.08 г.не является адекватным ответом, поскольку не соответствует указанным выше критериям (требованиям ч.4 ст.7, ст. 408 УПК РФ, в их конституционно-правовом истолковании, данном Конституционным Судом РФ).
а) судья допустил отказ в удовлетворении заявленных требований без приведенияправовых мотивов; мотивировочная часть не содержит правовое обоснованиепринятого решения: не излагается норма права и не указана статья закона (более того, не указан даже закон), согласно которого якобы заявления о преступлении (в частности, «протокол принятия устного заявления о преступлении») подлежат проверке в порядке, установленном ст.ст.144-145 УПК РФ, только при наличиив нихдостаточных данных, указывающих на признаки преступления. Это явное, очевидное нарушение принципа законности, установленного ч.4 ст.7 УПК РФ – явный произвол;
б) судья допустил отказ от исследования и оценкивсех доводов жалобы, допустил отказ от мотивировки своего решения путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются;допустилигнорирование всех доводов жалобы.
Кроме того, судья надзорной инстанции и суд кассационной инстанции подменили предмет проверки, используя следующую уловку.
Цитата из постановления судьи от 11.11.08 г.: «В надзорной жалобе Садчиков Н.А. полагает, что при рассмотрении кассационной жалобы нарушены его конституционные права». Однако, как видно из надзорной жалобы, я ничего не говорил о нарушении конституционных прав, в частности о нарушении права доступа к правосудию.Приписав мне слова о нарушении конституционных прав, далее судья излагает содержание ч.1 ст.125 УПК РФ, в которой упоминается о конституционных правах, в частности о праве доступа к правосудию. В результате проверки судья констатирует: «не было созданы и препятствия для его доступа к правосудию».
В результате приписывания мне слов о нарушении конституционных прав, а также применения ч.1 ст.125 УП РФ, которая не должна применяться, судья подменил предмет проверки. Предметпроверки для кассационного, а также надзорного суда установлен ст.373 УПК РФ, согласно которой «суд кассационной инстанциипроверяетзаконность, обоснованность … судебного решения», но не ч.1 ст.125 УПК РФ. Более того, изложение содержания ч.1 ст.125 УПК РФ ни только незаконно, но и абсурдно. Предмет проверкидаже для суда первой инстанции установлен не ч.1 ст.125 УПК РФ, а ч.3 ст.125 УПК РФ, согласно которой «судья проверяетзаконность и обоснованность действий (бездействия) и решений …прокурора».
В кассационном определении от 15.06.08 г. суд таким же образом подменяет предмет проверки. Излагается содержание ч.1 ст.125 УПК РФ и в результате проверки констатируется: «какие-либо конституционные права заявителя не нарушены и доступ его к правосудию не затруднен». (Какая трогательная забота кассационного суда и судьи надзорной инстанции о моих конституционных правах – я сейчас заплачу!).
Между тем, если бы кассационный суд (а также судья надзорной инстанции) не подменил предмет проверки и исполнил установленную ст.373 УПК РФ обязанность по проверке законности постановления судьи Вдовина Н.В., то установил бы нарушение моего конституционного права (см. ниже).
4. Поскольку постановление судьи от 07.04.08 г., кассационное определение суда от 15.07.08 г., постановление судьи от 11.11.08 г. не являются адекватными ответами на мои жалобы (не соответствуют требованиям ст.ст.7 (ч.4), 125, 388 и 408 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, данном Конституционным Судом РФ), то это является нарушением моих конституционных прав, гарантированныхст.ст.33, 46 (ч.1-2), 45 (ч.2), 21 (ч.1) Конституции РФ (см. выше определение Кон. Суда РФ). В частности, нарушением моего конституционного права, гарантированного ст.46 Конституции РФ: права получать от суда адекватный ответ на мою жалобу.
Поскольку, согласно ч.3 ст.56 Конституции РФ, «не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями … 46-56 Конституции РФ», то нарушение судами моего права, гарантированного ст.46 Конституции РФ, является безусловным основаниемдля отмены указанных решений судов. Этот же вывод следует из умозаключения: «решение суда, не соответствующее требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, является неправосудным» (см. выше п.3 абз.1 жалобы); указанные решения судов не соответствуют требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ. Следовательно, указанные решения судов неправосудны и подлежат отмене.
Этот вывод подтверждается также указанной выше практикой Верховного Суда РФ.
Поэтому нет необходимости искать в УПК РФ нормы права — основания для их отмены.
Ответ от 25.12.2008 г. № 4у-2350/08 председателя Саратовского областного суда на мою жалобу я оставляю вне критики (в настоящее время он в отставке).
Обращаю внимание: я сейчас обжалую, также как обжаловал ранее, толькоочевидную незаконность решений судов, но не их фактическую необоснованность.
Никто
– ни прокуроры, ни судьи — не назвал закон (не говоря уж о конкретной статье или статьях закона), согласно которого якобы «заявления о преступлениях подлежат проверке в порядке ст.ст.144 –145 УПК РФ при наличии в них .. достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Между тем в жалобе от 12.09.07 г. прокурору области я прямо просил, цитирую: «Разъяснения начальника отдела и зам. прокурора области — это не пояснения причины отказа в проверке заявления о преступлении от 07.05.07 г. в порядке ст.ст.144-145УПК РФ, а сознательное запутывание причины отказа. Чтобы исключить софистические разъяснения и уход от ответа по существу жалобы, ставлю в данной жалобе для разрешения один единственный вопрос: укажите, господин прокурор, норму права — конкретную статью конкретного закона, — в силу которой «заявления о преступлениях подлежат проверке в порядке ст.ст.144 –145 УПК РФ при наличии в них .. достаточных данных, указывающих на признаки преступления. («Разъяснения» не нужны)». Упорное нежелание назвать закон и применяемые уловки свидетельствуют о том, что указанные лица знали, что их решения и ответы незаконны. (Если бы был назван закон, то мне бы было легче критиковать ответы прокуроров и судов).
Кто же творит беззаконие, а точнее произвол? Это прокурор Иванов, придумавший норму закона, что якобы «заявления о преступлении, подлежат проверке в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Это вышестоящие прокуроры, на которых возложена обязанностьосуществлять «надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов» «в целях обеспеченияверховенства закона, единства и укреплениязаконности, защиты прав и свобод человека и гражданина» (п.п.1-2 ст.1 закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Это судьи, которые «подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону» и «принимают решения в соответствии с законом» (ч.1-2 ст.120 Конституции РФ); обеспечивают защиту прав граждан путем осуществления правосудия (ст.18 Конституции РФ). То есть те лица, которые обязаны обеспечиватьверховенство закона, бороться с беззаконием, сами творят произвол.
Только за то, что я посмел защищать свои права, в отношении меня уже в течение 9 лет организована настоящая травля, поступали угрозы физической расправы и отправки в психбольницу.
Безответственность следователей, прокуроров, судей за принятие заведомо незаконных, необоснованных решений, за абсурдные отписки порождаетбеззаконие, произвол. Совершив донос в «протоколе» от 07.05.07 г. о совершении преступления должностными лицами прокуратуры, я, таким образом, защищаю ни только личные интересы, но и публичные интересы, ибо общество заинтересовано, чтобы преступники (тем более такие преступники как прокуроры) сидели в тюрьме («Власть укрепляется тем, что очищается»).
На основании изложенного прошу обратится в Верховный Суд РФ с ходатайством об пересмотре и отмене указанных решений судов.
Хотя УПК РФ не наделяет суд надзорной инстанции правом выносить новое решение, однако учитывая то, что он не запрещает этого делать, учитывая очевидную незаконность ответа Иванова и решений судов, прошу ходатайствовать о вынесении Верховным Судом РФ нового решения об удовлетворении требований моей жалобы от 24.03.08 г. в Волжский районный суд (требования изложены выше).
Приложение:

  1. Постановление от 08.05.07 г. № 80пр 07 — 1 л.
  2. Письмо от 25.05.07 г. №15-436–07 — 1 л.
  3. Жалоба прокурору области от 14.07.07 г. — 1 л.
  4. Письмо от 20.08.07 г. №15-436-07 — 1 л.
  5. Письмо от 24.09.07 г. №15-436-07 — 1 л.
  6. Постановления судьи от 07.04.08 г. — — 1 л.
  7. Кассационное определение суда от 15.07.08 г. — 2 л.
  8. Постановление судьи Президиума областного суда от 11.11.2008 года — 1 л.
  9. Письмо председателя Саратовского областного суда от 25.12.2008 г. № 4у-2350/08 — 1 л.

Всего — 10 л.

Данная жалоба на 6 листах. Приложенные документы подписаны мною, а подпись расшифрована.

Похожие записи:

  • Приказ мвд рф 569 от 2000 ПРИКАЗ МВД РФ от 26.05.2000 N 569 (ред. от 06.04.2007) "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПО ДЕЛАМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ" Сделано в Санкт-Петербурге © 1997 - 2019 PPT.RU Полное или частичное […]
  • Кто имеет право работать врачом лаборантом Без медицинского образования нельзя работать врачом-лаборантом К такому выводу в своем письме пришел Минздрав России (письмо Минздрава России от 26 августа 2016 г. № 16-5/2074763). Ведомство пояснило, что ранее это было возможно, правда, в […]
  • Правила профессиональной этики адвоката в республике беларусь Правила профессиональной этики адвоката В ст. 17 Закона «Об адвокатуре» упоминается о Правилах профессиональной этики адвоката. «Правила профессиональной этики адвоката» утверждены 26 ноября 1997 г., изменены Президиумом Республиканской коллегии […]
  • Федеральный закон от 5 апреля 2003 г No 44-фз Федеральный закон от 5 апреля 2003 г. N 44-ФЗ "О порядке учета доходов и расчета среднедушевого дохода семьи и дохода одиноко проживающего гражданина для признания их малоимущими и оказания им государственной социальной помощи" (с изменениями и […]
  • Какого года уголовный кодекс рф Какого года уголовный кодекс рф Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, […]
  • Приказ на закрытие торговой точки какая форма заявления о закрытии торговой точки Какую форму заявления нужно предоставить в налоговую о закрытии одной из торговых точек. Я ИП. Спасибо заранее за ответ. Уточнение от 11 июля 2013 - 19:42Форма Заявления о закрытии ИП и закрытие одной […]
Читайте так же:  Как написать заявление на опекунство